Книга об исследовании личности Анри Картье-Брессона не будет общедоступной

Иногда так бывает…

Приступаешь к рассмотрению выбранного предмета научного исследования, проводишь все необходимые операции, всё по методологии – и вот! Полученные результаты тебя не радуют.  И после таких изысканий, скажу вам, настигают весьма смешанные чувства. Вот и в этот раз при исследовании личности Анри Картье-Брессона приключалась та же сама ситуация. Я, безусловно, продолжу написание книги, продолжу заложенное исследование, но запланированный труд «Отличный выстрел. Nice Shoot», в любом случае, не станет достоянием общественности.

Вы, вероятно, спросите: «Что же такого произошло?» Всего я вам рассказать не могу, но кое-что, бесспорно, поведать придётся.

Итак, при анализе первого блока, мы не получили столь «шокирующих» данных, и потому приступили к анализу блока №2, со скучным названием ТАКТИКА. Кому неизвестно, коротко поясню, что явлению «тактика» соответствуют факторы m и d в проективном тесте Сонди. И вот, засучили рукава, начали анализировать тактический блок — и тут началось! Вывод за выводом, находка за находкой. И практически все сделанные мною выводы, буквально за исключением некоторых, я вашему вниманию и хотел бы представить.

Буду комментировать по порядку то, что нам дал блок №2 под названием «тактика фотографирования Анри Картье-Брессона».

  • Впервые видны строгие логические модели при разрешении фото-задач.
  • По пунктам описан механизм моторного познания, который в мировой науке в принципе начали изучать уже после восхождения Анри Картье-Брессона на Олимп!!! Фактически, можно утверждать, что Картье-Брессон – это и есть тот человек, который познакомил мир с моторным познанием и говорил он об этом в интервью открыто.

Тактика, которую он объясняет — тактика военная, и к мастерству фотографирования не имеет никакого отношения.

  • Анри Картье-Брессон, как известно, нигде не учился; однако, такие навыки, как у него – навыки величайшего фотографа и художника в мире – не приобретаются самостоятельно, это просто невозможно! Такие навыки только перепрофилируются, то есть ставятся в параллель (параллелизируются). И это явление поясняет, почему нет в мире второго Анри Картье-Брессона. Философия, которую мы рассмотрели, также не порождает эти навыки, она порождает взгляд, а исследуемые загадочные навыки – это порождение иной, неизвестной нам философии. Сама тактика уникальна и не свойственна Западной Европе, Мексике, Азии и другим частям света – она свойственна СССР. Как так получается, как так вышло — ещё одна загадка Анри Картье-Брессона.
  • Термины «интуитивная стрельба» или «стрельба на двигательных» ввёл академик Григорий Семёнович Попов в 1938 году, но почему-то именно Картье-Брессон её дословно повторяет, отвечая на вопросы журналистов. Он выставляет в качестве источника приобретённых идей книгу «Дзен в искусстве стрельбы из лука», как наилучшее пособие для фотографа, который хочет снимать интуитивно, но вот беда: в этом эссе ничего столь ожидаемого по «интуитивной стрельбе \ съёмке» не написано (что можно легко самостоятельно проверить, прочитав книгу).

ВЫВОД простой: навыки у Анри Картье-Брессона были ДО прочтения книги по дзэну, и он, в частности, об этом говорил в нескольких интервью.

  • Следуем далее: у Анри Картье-Брессона существует такое понятие, как упражнение, но фотографам оно несвойственно. Само слово «упражнение» не свойственно фотографу.

И что в итоге? Странный парень со странными навыками, которые запараллелены (встроены в качестве параллели) в фотографирование, с таким же успехом данные умения могут использованы с любым стрелковым оружием в городе.

Картье-Брессона даже феноменом назвать нельзя; у него в руках технология, которую он использует – и этому можно только научить, самостоятельно обучиться применению неизвестной технологии ни один человек не может.

Странная судьба и странная биография, согласно которой Анри Картье-Брессон один-единственный остался в живых; как известно, все его компаньоны (со-основатели агентства «Магнум») погибли в разных частях света. Как это стало возможным и почему не иначе? Ответы есть в наличии, но я не могу обнародовать все выводы из исследования. именно поэтому научным советом НИИ Памяти было принято решение книгу «Отличный выстрел. Nice Shoot» сделать закрытой, то есть издать в качестве монографии НИИ, для внутреннего пользования. Однако, также принято решение, что с отдельными фрагментами данной книги мы, безусловно, будем вас знакомить в виде статей на моём официальном сайте — как и я и обещал ещё в преддверии исследования.

Мне, конечно, обидно, что такая книга не станет достоянием общественности. Очень хотелось бы показать вам настоящего Анри Картье-Брессона и механизмы, при помощи которых он добивался результатов. Но я это сделаю посредством статей, а сама книга «Отличный выстрел. Nice Shoot» останется уделом некоторых специалистов.

Соответственно, и следующая монография «Отличный выстрел. Что я думаю по этому поводу» также не будет опубликована в открытом доступе (как внутренние материалы НИИ Памяти). Всё дело в том, что она как раз подробно и объясняет те выводы в исследовании, которые я намеренно не хочу публиковать. У учёного должна быть ответственность, в том числе, и перед обществом. И потому, когда публикуешь такую книгу со всеми выкладками научными и исследовательскими, то по итогу даёшь в руки человеку учебник, с помощью которого он мог бы приобрести крайне нежелательную для общества профессию… а если он ещё действительно любит фотографировать, если ему нравится Анри Картье-Брессон и ежели присутствует «странная» мужская тяга к оружию, то в конечном итоге, при сложении слагаемых мы можем получить асоциальную личность (совершенно естественным путём) – и тому я не желаю быть причиной. Я не желаю быть причиной того, чтобы кто-то когда-то нарушил закон. Впрочем, вы эти «особые» данные, конечно же, можете получить и без меня. Вся моя изыскательская работа в данном направлении имеет публичный характер: я уже показывал, как сам проводил исследование, а значит, вы можете всё это повторить и получить эти данные и без меня, самостоятельно. И это уже будет ваша ноша! Тогда вы станете по итогу думать да размышлять, стоит ли обнародовать результаты исследования или нет.

Что ещё хотелось бы сказать: конечно, если не знать определённых подробностей, некоторые факты биографии Анри Картье-Брессона выглядят достаточно безобидно. Пожалуй, в двух словах поясню вам, что именно имею в виду. Картье-Брессон: член коммунистической партии Франции, из которой он впоследствии уходит (?)в определённый момент, поясняя этот поступок тем, что ему «…стыдно, что он буржуа». Честно говоря, я считаю, что данный ответ нелогичен.  Да, из партии-то он уходит, однако, мгновенно возникает вопрос: а зачем изначально всё это было затевать?

Картье-Брессон говорил в одном из интервью («Диалоги»), что ему «…не нравятся дисциплина и порядок». Тоже не совсем логичное заявление: а зачем в таком случае он вступал в партию? И что было для него важнее ил приоритетнее: собственный стыд к богатым или ненависть к дисциплине?  Далее, его странные поездки в Мексику, по необъяснимому стечению обстоятельств, совпадающие с определёнными событиями. Также не забудем в перечислении отметить некую странную деятельность в Франции, поездки великого фотографа в Китай; затем его магический карьерный подъём в агентстве «Магнум», вплоть до генерального директора. Вся эта картина только с виду кажется абсолютно нормальной. Обычной, заурядной. Но если знать биографические факты некоторых лиц, да иметь представление о событиях 40-х годов 20 столетия (а возможно и других годов), то в таком случае вашему взгляду может предстать совершенно иной сценарий, в котором слишком «много совпадений». Но это, как говорится, уже совсем другая история. Поэтому, конечно, книгу о том, как же преуспел в фотографировании Анри Картье-Брессон, мне бы очень хотелось выпустить в свет. Но в таком случае пришлось бы вам соврать, писать неправду, подделывать исследования, фабриковать материалы. Понятное дело, что большинство из читателей даже не обратило бы внимание на содержание такого рода: их же интересует как Анри Картье-Брессона это ДЕЛАЛ, а не кем он был.  Но я не стану ничего перевирать или тасовать факты, как колоду карт.

Как говорили древние, ищите да обрящете. Одно могу сказать точно: навыки, которые были у Анри Картье-Брессона в фотографии, приобрести невозможно!  Их невозможно приобрести ни в практике живописи, ни посредством философии. Я учёный и в сказки не верю. Равно как и не верю высказываниям и восклицаниям, что это всё случайности, что личность великого фотографа – она такая «от природы», сама по себе сформировалась, что у него откуда-то возникли и навыки интуитивной стрельбы\съёмки (в английском языке – это одно слово, shooting). Причём об «интуитивной съёмке» Анри Картье-Брессон сам изволил говорить. Более того, он зачем-то два (2) раза был в Советском союзе.

Его техника и тактика фотографирования свойственна совершенно другой профессии. И это, в частности, открыто показывает тест М. Ахтниха. Дело в том, что двигательное обозначение профессии «фотограф» согласно проективному тесту профессионального ориентирования – это Z’v. Но проанализировав двигательные Картье-Брессона, мы точно можем сказать: у великого фотографа профиль выглядит как Kg. Соответственно, к фотографии данный профиль не имеет никакого отношения (согласно классификатору теста Ахтниха «Kg» соответствует профессии «полицейский\следователь уголовного розыска»). Другими словами, если рассматривать личность и деятельность Анри Картье-Брессона сквозь призму теста Ахтниха и описывать поступки и навыки языком теста Ахтниха, то вы увидите, что анализируемая личность не является фотографом изначально. Да, он стал фотографом параллельно, обнаружив для себя возможность использовать некие собственные навыки в фотографии.

И на закуску: в тесте Ахтниха, как известно, в профиле помимо базового обозначения профессии кодом основных факторов (первичный и вторичный), существуют также дополнительные факторы, странным образом коррелирующие с профилем «Kg»: например, Картье-Брессону были свойственны такие двигательные, как «выслеживать», «красться», «подсматривать», «вынюхивать», «караулить» и так далее. Дополнительные факторы профилирующей профессии Анри Картье-Брессона также показывают, что к профессии «фотографа» не имеют никакого отношения – то есть, не свойственны.

Приведу несколько цитат: «В городе нужно быть как можно более невидимым, подкрадываться к своей добыче, как волк» — так описывал Картье-Брессон.

Из примера заключаем, что перед нами представлена и логическая модель, которая превращается далее в тактическую модель; и рекомендации в том, что нужно делать, в чём надлежит упражняться.

Обратите, пожалуйста, внимание: информация (цитаты и пр.) взята из интервью, то есть находится непосредственно в открытом доступе. И я как учёный прекрасно понимаю, что человек без специального образования воспринимает эти данные как некие аллегории и афоризмы, но у нас глубинно психологическое исследование личности, и мы так смотреть на анализируемые данные не можем.

Можно, конечно, предположить, что Картье-Брессон издевался над журналистами и специально говорил им всякие гадости (как те, что я привёл в цитате выше). Но это опровергается множеством других факторов, например, его биографией. Некоторые из вас могли бы даже предположить, что биография поддельная, но я так не думаю. Сложно даже сказать, сомневаюсь я в ней или нет, но важно другое: биография такая, какая есть – как нам её представили. Именно с таким представлением все и согласны, а значит, нам придётся довольствоваться тем, что есть. Но исследования личности Анри Картье-Брессона и механизмов, которые он применял для достижения результатов, свидетельствуют о том, что биография его полная.

Часто происходит в исследованиях, что, когда мы изучаем «великих мира сего», героев прошлого, выдающихся личностей, нас всегда ждёт вторая сторона медали – и это научный факт. Например, когда мы изучали личность Каса Д’Амато, мы в итоге пришли к «ндрангете» (как к корням или истоку). Когда мы изучали Картье-Брессона мы получили некий «Х», который нам неизвестен (откуда он и все последствия?).

За любой великой личностью стоит некий «Х» – и именно «Х» отвечает на вопрос «Откуда эти навыки?» и т.п. – всё то, что и сделало персону великой. Я уверен, что, если мы будем рассматривать и других великих личностей, мы получим точно такой же «Х» и эффект «навыки анализируемого феномена не соответствуют его профессии».  Например, Валерио Боргезе – это офицер Военно-морских сил Италии – никто же не думал. Что он станет отцом морского спецназа? Ни у кого и мыслей таких не было.

Давайте поставим небольшой эксперимент: лично Вам может прийти в голову начать конструировать управляемые торпеды? Допустим, особо талантливым – да, приходило; но вот, скажем, вы это придумали – а дальше что? Кто будет идею превращать в изделие? Банально чертить, защищать проект, строить саму торпеду и так далее… Как видим, загадка личности Валерио Боргезе не менее интересна, чем загадки Анри Картье-Брессона и Каса Д’Амато.

Какую бы личность мы ни рассматривали, того, кто посредством выдающихся результатов стал знаменитым и великим, за этим человеком, как тень, всегда будет стоять некий «Х», который никому не видим, и на переднем плане видна только эта личность. И именно поэтому мы её считаем великой.  Величие формируется из неизвестности. То есть, разве является великим человек, которого кто-то научил или он чему-то обучился? Ответ прост: НЕТ. Но вот человек, который САМ стал великим, и неизвестно, откуда у него некие «врождённые навыки», неизвестно, как обнаружились знания, про него обычно говорят: «…всё Богом дано!» – и раз, вмиг стал великим. И никто не знает, как так произошло, загадка для всех. А сам «Великий» от всего отшучивается.

Другие смотрят и говорят: «Вот это гений, величина!» Но при попытке ближайшего рассмотрения, проведения соответствующих психолого–криминалистических исследований, становится абсолютно понятно, что не родился «гений» таким гениальным, что не приобрёл навыки от Бога, что он добился своих результатов на основании тех знаний, навыков и технологий, которым его кто-то обучил; просто мы не знаем, кто этот «Х», а «великий» об этом никому не хочет рассказывать правду.

И тогда на глазах у всего честного народа каким-то божественным способом рождается феномен, имеющий трансцендентную природу – и все считают его чуть ли не «пришедшим мессией», от чего он всячески отказывается, говоря, что он противник любой религии и политики относительно себя: он просто такой, какой он есть. И что в результате? Достаточно странно, но в большинстве люди начинают этого человека считать великим. И совсем на него не обижаются, потому что он не виноват в том, что он великий. Это Бог так распорядился, а Богу виднее. Не нам смертным рассуждать о божественности, не нам решать вместо Бога, кто станет великим, кто нет – это его, «Божий промысел».

Но когда в ход идёт наука, и мы, учёные и эксперты, начинаем разбираться в фактах о личности и её механизмах достижения результатов, то выясняется, что не «бог», а «боги, странным способом спустившиеся с небес в человеческом обличье». Спустились, снизошли, так сказать, и научили всему человеку. И он стал Великим. И потом просто забыл об этом поведать.

За каждой великой личностью стоит тайна, и она является тайной только для тех людей, которые верят в чудеса без науки.

За сим разрешите откланяться и до новых встреч!