Венец славы. Анри Картье-Брессон

Уважаемые дамы и господа!

Как и обещал, буквально вчера мною было завершено судьбоаналитическое исследование особой личности — как всеми считается, личности великого фотографа, знаменитого художника, Анри Картье-Брессона. Как читатель помнит из предыдущей статьи, я взялся за судьбопсихологический анализ Анри Картье-Брессона по причине того, что его личность мне показалась крайне интересной.

Бесспорно, человек, на которого хотят быть похожими большинство фотографов в мире, не может не вызывать исключительный интерес. Что же такого в этом «Анри Картье-Брессоне», почему бесчисленное множество людей, в общем-то, на него ссылаются и считают его самым что ни говори выдающимся фотографом, да ещё и  самым признанным из всех?

Анри Картье-Брессон… Все его друзья (даже столь великие как Роберт Капа) закончили свой жизненный путь весьма прискорбно: один подорвался на мине, другого сразила пулемётная очередь, третий погиб, упав в пропасть. Да, все погибли, остался по сути, только он один. Вообще, выражаясь самым простым языком – «странный тип», этот Анри Картье-Брессон! Начинал он свою деятельность в Африке, потом последовали Мексика, Испания… Был по жизни анархистом, но увлёкся востоком, а после – и дзен-буддизмом (он в принципе считал, что именно дзен-буддизм ближе европейцу, чем прочие учения востока. В конце концов, это был человек, который ходил к гадалкам, пытаясь предсказать свою судьбу; человек, который три года провёл у немцев в плену, трижды пытавшись сбежать – сбежал в конце концов. Анри Картье-Брессон — человек, считавший себя по жизни «беглым заключённым» — и никем более… Многие иные факты и доводы также можно приводить, но главный вопрос таков:

И что в результате?

Величайший фотограф и величайший художник, признанный всем миром ещё при жизни, умерший своей смертью (в отличие от товарищей, со-основателей агентства «Магнум»). Однозначно можно утверждать следующее: феноменальна как история жизни Картье-Брессона, так и его судьба.

Анри Картье-Брессон родился в религиозной семье, принадлежал к классу европейских буржуа; при этом, впрочем, не смог закончить даже общеобразовательную школу; его родители стыдились того факта, что их сын — фотограф, однако они регулярно помогали ему и давали ему деньги.

Картье-Брессон вступил в коммунистическую партию Франции, которую вскоре покинул, объяснив это тем, что «…он чувствует вину перед всеми людьми, поскольку сам принадлежит к классу буржуа».  И при этом на всю жизнь великий фотограф оставался анархистом – приверженцем идей графа Бакунина; человеком, презиравшим любую власть и усматривавшим смысл жизни в этике анархизма.

Я исследовал все материалы об Анри Картье-Брессоне, которые только существуют сегодня в мире. Скажу прямо: многое пришлось добывать и буквально «доставать», многие книги и материалы пришлось купить. Но стержнем исследования стали его интервью – 12 диалогов журналистов о фотографии с неповторимым Картье-Брессоном. И всё потому, что меня интересовала не только личность самого Анри Картье-Брессона, но и механизмы, с помощью которых он добивался результатов, а также техника и тактика фотографирования. По этим причинам анализу предшествовала соответствующая подготовка, длившаяся несколько месяцев; как вы понимаете, невозможно анализировать человека, предварительно его не изучив. А потому мне пришлось анализировать биографию Картье-Брессона, его многочисленные реплики о фотографировании, о живописи, о рисунке – обо всём; благо, что задолго до предпринятого исследования я читал любимую книгу знаменитого фотографа, которую тот напрямую считал связанной с фотографией; эта книга по странному стечению обстоятельств оказалось наследием Такуана Сохо — «Письма мастера дзен мастеру фехтования». Анри Картье-Брессон считал именно этот труд главным для фотографа (для себя точно, по крайней мере), поскольку книга Такуана Сохо воедино собирает все концепции интуитивного фотографирования, мастерского занятия позиции до снимка и предсказания событий на будущее.

Объектом фотографирования Картье-Брессон считал стык между хаосом и порядком в этом мире. Впрочем, обо всех подробностях и деталях вы сможете прочесть непосредственно в книге, описывающей само исследование – и это будет книга «Отличный выстрел. Nice shoot». Повествование в книге изложено таким образом, что «феномен Анри Картье-Брессона» разложен на столе в виде карточной колоды: одни карты описываю его личность, другие — механизмы достижения результатов,  третьи — его руководство фото-агентством «Магнум», прочие — отношения с сообщество фотографов. Отдельные карты отражают природную противоречивость Анри Картье-Брессона, стадии становления личности, стадии становления философии. Сама колода – это то, что получилось в конечном итоге – собственно, целостный сплав в виде личности человека, который стал самым востребованным, самым знаменитым и признанным художником и фотографом в мире.

Вчера я проводил последний акт исследования: он заключался в анализе последних 6 (шести) диалогов. Я действовал точно так же, как и в предыдущий раз: классифицировал и раскладывал высказывания Анри Картье-Брессона по составляющим теста Липота Сонди (проективная методика – тест выбора, тест Сонди). В результате у меня получилась картина, которая уже отличалась от итогов первого исследования: как читатель, вероятно, помнит, в первом исследовании картина отношения векторов в процентной пропорции выглядела так: 70% внимания отдано Картье Брессоном его философии, 15% — технике фотографирования и 15% — тактике фотографирования. При этом, вектора К и Р, отвечающие за менеджмент, власть, бытие, статусы, достижения – им в пропорции соответствовал показатель 0% (словно самого Анри Картье-Брессона эти вопросы вовсе не интересовали!).

 

Во второй выборке пропорции отношения векторов предстали моему взору в следующем виде:

  • Колонка 1. Вектора H, S – тактике фотографирования отведено 5%;
  • Колонка 2. Вектора E, HY — блок философии, ей отдано 90%;
  • Колонка 3. Вектора К, Р – менеджмент, власть, бытие – 0%;
  • Колонка 4. Вектора D, M – тактика фотографирования — 5%.

Я думаю, что к данному (второму) блоку исследования, лучшим объяснением стало бы изречение самого Анри Картье-Брессона следующего характера:

«Я, я, я…ненавижу «Я»! Я ничего не хочу; хотеть – это ужасно» (цитата)

 

Подводя итоги исследования и приступая к написанию книги, хотелось бы сказать, что лично для меня это исследование – крайне интересно, по сути, оно выступает вторым по значимости после анализа личности и методологии феноменального Каса Д’Амато, результаты которого описаны в книгах «Бескомпромиссный маятник» и «Громоотвод как удар молнии». Безусловно, эти два человека отличаются друг от друга; один смог научить себя и научить других, другой сделал из себя знаменитейшую личность самостоятельно.  Как это всё случилось, что позволило Анри Картье-Брессону стать тем самым «Анри Картье-Брессоном» в полном смысле этого целостного образа, читатель определённо сможет прочесть в книге, которую я начинаю писать уже сегодня – и я назвал её «Отличный выстрел. Nice Shoot»; по моим прогнозам данная книга официально выйдет в свет в середине сентября этого года.

Однако я полагаю, что не стану томить вас, дорогие читатели и интересующиеся, ожиданиями релиза книги, но продолжу обращаться к вам в статьях, в которых намерен периодически рассказывать о главах, которые будут написаны в ближайшем будущем.

С уважением, доктор Мальцев.