Учебник «Правда и Ложь. Техника работы на полиграфе» на русском языке!

Уникальная книга, а по факту полноценный учебник «Правда и Ложь. Техника работы на полиграфе» («Truth and Deception. The Polygraph «Lie-Detector» Technique») вышла в  свет в 1977 году на английском языке. За время своего существования книга впервые была переведена на русский язык в 2020 году под руководством академика УАН, PhD. О.В. Мальцева и под патронажем «НИИ исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия», Криминологического исследовательского центра. Технический перевод был выполнен научным сотрудником института Валерией Берман.

Цель перевода — личное ознакомление сотрудников и руководства научного института с данным трудом, без преследования какой-либо коммерческой цели. Также изучение книги «Правда и Ложь. Техника работы на полиграфе» позволило посмотреть под другим углом на многие научные наработки и расширить исследования в направлении психологии, поведенческих реакций человека, адаптивного мышления, профессиональной подготовки людей и т.д., а также развить школу «Машина правды» (Академия APSI). Учебник хранится в архиве Криминологического центра и НИИ «Памяти».

Авторами книги «Правда и Ложь. Техника работы на полиграфе» являются Джон Э. Рид и Фред Э. Инбоу. Джон Э. Рид был психологом, экспертом по полиграфу и бывшим сотрудником чикагской полиции. Он разработал психологическую систему, метод допроса, который известен как  «Метод Рида». Фред Эдвард Инбау был криминологом, профессором права.

«В некоторых оценках полезности полиграфа часто упускают из виду тот факт, что его использование часто приводит к оправданию невиновных подозреваемых — и именно по этой причине теперь вместо прежнего обозначения «детектор лжи» используется название «полиграф».

Мы не исповедуем непогрешимости техники работы на полиграфе, но можем искренне заявить, что она является очень надежным подспорьем в определении правды или лжи. Более того, правильно применяемая техника обладает степенью точности, соизмеримой с большинством одобренных в настоящее время форм доказательств, как научных, так и ненаучных, которые характерны для уголовных и гражданских судебных разбирательств, и даже превосходят их. »

 

 

У каждого есть хотя бы частичное понимание психологии лжи и обнаружения лжи. Поскольку ложь — это такое обыденное явление, большинство из нас лично знакомо с внутренними ощущениями, которые так часто сопровождают при рассказывании лжи. Мы также узнали из личного опыта в обычных, повседневных делах жизни, что иногда можно обнаружить ложь в других людях, просто наблюдая за их мимикой или их общим поведением.

Стремясь скрыть правду, не ощущали ли мы время от времени учащенное сердцебиение, прилив крови к лицу, неконтролируемый порыв сглотнуть или другие подобные явления, возникающие в результате страха перед возможностью обнаружения лжи? Разве мы не испытывали также вздоха облегчения — обычно проявляющегося в тяжелом дыхании — после того, как ложь была сказана с очевидным успехом? И разве мы не сталкивались много раз, когда нам удавалось обнаружить ложь других людей по различным признакам, таким как покраснение, подергивание губ, косоглазие глаз, неспособность смотреть опрашивающему «прямо в глаза», своеобразная монотонность голоса, «вынужденный смех», встречный запрос «кто, я? «ненужный запрос на повторение вопроса, движения рук и ног, демонстрирующие состояние тревоги, повышенную активность адамового яблока» и многие другие реакции подобного рода?

Конечно, это факт, что одни люди лгут лучше, чем другие. Они более успешны либо по- тому, что их не слишком беспокоит то, что они говорят неправду, либо потому, что они лучше способны контролировать эмоциональные расстройства, вызванные ложью, и, таким образом, избегают демонстрации внешних признаков, проявляемых людьми, менее обеспеченными этими необходимыми вещами для успешной лжи. Тем не менее, даже среди лучших лжецов (в том, что касается внешне наблюдаемых симптомов) значительное число испытывают определенные не поддающиеся наблюдению внутренние ощущения тревоги или страха перед разоблачением, и это особенно верно в отношении вопросов серьезного характера, как, например, в случае уголовного преступления.

Ввиду многолетнего опыта, накопленного людьми при обманывании и в обнаружении лжи в других, на основе различных внешних признаков, таких как упомянутые ранее, было неизбежно, что в конце концов кто-то придет к мысли о том, что возможно дать научное определение обмана или правдивости путем получения показаний или записей ненаблюдаемых физиологических явлений, таких как изменения артериального давления, пульса и дыхания. Безусловно, идея имела под собой основания, и, более того, очевидна практическая необходимость — особенно в области уголовного расследования — метода, который позволил бы определять истину или обман чаще и точнее, чем при рассмотрении только внешне наблюдаемых признаков.