Погружение в среду Кейптауна. Книга «55»

Приветствую Вас, дорогие читатели.

Не стану томить, у меня для Вас новости: я начал писать книгу, которая называется коротко и ясно — «55». О чём эта книга? О Южноафриканской криминальной традиции, а если быть точнее, об убийстве ножом. Тема более чем незаурядная, и выбор именно такой направленности – отнюдь не спонтанный.

В своё время – может, 20 лет назад, не меньше —  я начал исследовать эффективность. Это очень непростая и весьма интересная тема. Долгие годы работы меня научили смотреть на человека именно с такой точки зрения, через призму требований эффективности: вот, например, человек передо мной —  насколько он является профессионалом своего дела? Личностные качества человека, бесспорно, важны, но не менее важным параметром является профессионализм.

Итак, я посвятил этим исследованиям около 15 лет, и проводил их по всему миру – в буквальном смысле слова. Я был в Австрии, искал ответы там; изучал наследие Германии; бывал и на востоке достаточно длительный промежуток времени —  в общем, практически везде. Не посетил, пожалуй, лишь Новую Гвинею. И все это время я исследовал только одно: компетентность и эффективность.  То есть, насколько люди компетентны и эффективны в той деятельности, которой они занимаются. И в определенный момент времени, в рамках этих исследований возник очень интересный проект — отдельный проект по изучению феномена воинского искусства. Он называется No Step Back («Ни шагу назад»), одним из организаторов проекта выступает газета «Нераскрытые преступления».  (К слову, все материалы и видео есть на канале No Step Back на платформе YouTube.com и с ними может ознакомиться каждый желающий).

 

Причин создания проекта «Ни шагу назад»  было несколько:

  • растущий уровень преступлений невольно заставлял задаваться вопросами «А почему так?» И «Что делать?»;
  • факт того, что большинство убийств совершаются сегодня, в век технологий,  с применением ножа, как средства для решения преступных задач;
  • некий непонятный мифологический ореол, окружающий воинские искусства в мире 21 века;
  • да  и сами мастера воинских искусств, которых многие в разных уголках планеты считают весьма значимыми личностями, даже «великими  мастерами», потому как они, якобы, способны научить не только фехтованию, но и жизни.

 

Я подумал, что «мир воинских искусств сегодня» — это и вправду интересная среда для научного исследования, потому как по сути, поединок – это явление или событие, что в мире случается ежедневно.  И никакие разговоры, рассуждения или даже пытливые интервью с любым человеком «Х» не дают, в итоге, таких однозначных и ценных выводов, того желанного исследовательского эффекта, как простой обыденный поединок.

Фрэнсис Бэкон, как известно, в своё время описывал, что по природе разум наш слаб в домыслах своих, а потому «…нас рассудит эксперимент».

Поединок — и есть тот самый показательный эксперимент в жизни. В поединке всё просто и наглядно: двое противников сошлись – один упал. Есть победитель и проигравший: демонстрация и есть обоснование, причём получаем мы его быстро и эффективно, и никаких дополнительных комментариев не требуется. Знаете, это как в футболе: как бы мы ни скандировали, наши прения рассудит финальный счёт на табло; вот и тут такой же принцип.

 

В общем, меня очень интересовали знатоки в вопросе поединка. Слыли эти люди непобедимыми, просто колоссами и знатоками, и я думал: «….странно: сколько в мире непобедимых людей, а мир лучше не стал, не стал совершенней». По идее, непобедимые мастера должны были взять весь мир под контроль, навести порядок и дать нормальным людям жить по-человечески. Но, обратите внимание,  этого почему-то не происходит!

Многие годы работы приучили меня к тому, что люди, которые занимаются подобного рода деятельностью, не всегда являются теми, как их представляют собственные ученики. Меня всегда интересовало, как некомпетентный и откровенно неспособный человек вдруг превращается в авторитет? Каким образом можно некомпетентного человека, даже глупого, бестолкового, который ничего не умеет и не знает – превратить в актера, который мог бы… сыграть компетентного человека? Это ведь, по сути, краеугольный камень всего бизнеса: допустишь ошибку в выборе партнера или пригласишь не того «специалиста» на работу – и что в итоге? Получишь убытки.

Занимаясь много лет защитой как отдельных людей, так и защитой интересов бизнеса против криминала, я прошёл бесчисленное количество столкновений. Я годами тренировал телохранителей, и всё это время старался сделать так, чтобы мои люди были наиболее компетентны, в том числе, по критерию эффективности противостояния в городском бою (по оценкам военных, это самый сложный вид боя вообще).

Таким образом, с высоты пройденного определённо могу заявить: я одновременно выступаю и учёным, и профессионалом в области обеспечения безопасности, и соединение этих двух качеств даёт мне право проводить исследования подобного рода.

В ходе проекта «No Step Back» мы интервьюировали более тысячи человек. Как это происходило?  Готовясь к интервью, я написал для проекта десять (10) вопросов, которые мне, как профессионалу, видятся каверзными. Но если человек специалист в области воинского искусства, он точно знает, как ответить на таковые вопросы. Они не касались секретов мастерства, нет! 10 вопросов позволяли выявить: понимает ли человек, с которым мы разговариваем, суть того, чем он занимается, в чём себя считает докой (или его таким считают ученики, называя его исключительно «мастер» или «Маэстро»).  И вы знаете, когда человека спрашивают «Почему так?», а он тебе отвечает «…нас так учили», это значит только одно: что человек не имеет ни малейшего представления о том, что он делает.

Мастерами проект был воспринят на ура: тщеславие сыграло с ними злую шутку. Им хотелось себя показать с самых лучших сторон, но, как вы понимаете, продемонстрировали мастера себя именно с самой худшей стороны. Итальянцы, американцы, африканцы, китайцы, филиппинцы, австралийцы, наши соотечественники, самые знаменитые люди – все устремились давать интервью нашему проекту. Не дал интервью только один мастер за все время, некий «маэстро Росси», которого, в общем-то, мы не сильно и ждали, по причине того, что его профанизм виден без всяких вопросов, невооруженным глазом. Этот человек является национальным позором Италии, и не требуется брать у него интервью для того, чтобы понять, что он дилетант.

Повторюсь: все видеоинтервью залиты на Youtube-канал проекта, любой может их посмотреть. В науке я приветствую открытость и считаю, что учёный, получив материал, не должен его себе присваивать, складывать «в папочку» как свой интеллектуальный актив. Напротив, хорошо, когда люди имеют возможность убедиться в правильности выводов, сделанных учёным.

По итогу изысканий в рамках проекта действительными мастерами оказались лишь двое человек, у которых я впоследствии, в том числе, и сам учился: Джон Ристер (США) и Ллойд де Джон (ЮАР). А ещё на Сицилии я встретил одного человека, уже первый разговор, с которым дал мне понимание: это Профессионал с большой буквы. Имени его я называть не стану. В частности, он не позиционирует себя ни как «воин», ни как «мастер боевых искусств».  Изначально он вообще не желал разговаривать, однако я нашёл подход к этому суровому человеку, и он согласился заниматься со мной неаполитанским ножевым фехтованием. Он адвокат, очень приличный человек, вообще по нему не скажешь, что он имеет отношение к фехтованию и что он убивал людей, но в том, что он их убивал, нет никаких сомнений.

Замечу, что Ножэто прерогатива определенного сословия людей: редко кто берётся за нож и становится фехтовальщиком, не испытывая любви к этому виду искусства. Это самое сложное фехтование, из всех существующих, ведь шпага, рапира, сабля – они длинные, а вот нож — короткий, и вам потому приходится использовать ноги, чтобы сократить дистанцию. Какой бы нож длинный ни был – будь то стилет венецианский, дага норманнская, — любой клинок до 42 см размером считается ножом. И нож — не шпага, он заставит ходить ногами.

Обложка книги «55»

 

Книга «55», которую я сейчас пишу, не о фехтовании: она об убийстве ножом. И её созданию предшествовало длительное и комплексное исследование на стыке наук: социологии, истории, психологии и философии. «Фехтование» и «убийство ножом» — то разные понятия.

В частности, психология убийцы – это моя специализация; издав монографию о серийных убийцах, на данный момент я пишу монографию о психопортрете наёмного убийцы. По сути своей я психолог и философ, и смотрю на феномен убийства одновременно с разных сторон. И наблюдения – самые различные. Например, многие люди смогли бы убить человека, выстрелив в него из пистолета, но далеко не каждый способен убить  себе подобного ножом: в последнем случае требуется обладать иной степенью решимости, другими человеческими качествами.

В целом, я прошёл длинный путь к «55», и описал его в этой заметке сжато, не полностью. Было, конечно, ещё долгое-долгое время осмыслений, длительное время работы с источниками, в том числе с испанскими, португальскими, южноитальянскими, для того чтобы понять систему боя клинком. В конце книги мы, безусловно, докопаемся до сути и выясним, откуда появляется категория «убийство ножом».

В завершении хотелось бы заметить: несколько веков назад непревзойдённый Мастер Франческо Вилардита говорил и писал: «Не надо фехтовать, нужно просто убить». А сегодня, в 21 веке,  Мастер Джон Ристер постоянно повторял на занятиях и мне, и другим ученикам: «Прекратите бить шпагу противника! Начинайте бить самого противника, не надо бить его клинок». Эти пояснения и показывают, чем отличается убийство ножом от фехтования: это не состязание. Нож используется для того, чтобы убить противника: ни о какой самообороне речи не идет. И подготовленные на высочайшем уровне люди, которые этот принцип отчетливо понимали и науку владения клинком знали, существовали по всему миру ещё пару веков тому назад, например, особые монахи ордена францисканцев —  Beati Paoli  в Палермо.

Но не будем углубляться в пучинах истории – все подробности вы узнаете из самой книги. Скажу напоследок, что проведённое исследование —  уникальное, потому как мы начинали изучать эффективность, затем затронули компетентность, и в результате пришли к африканской системе, которая кардинально отлична от общей системы, принятой в любой другой точке мира. Мы нашли уникальную логику и философию, которая, безусловно, не могла остаться без внимания учёного. И, конечно же, в книге «55» мы будем говорить и о психологической стороне явления. В том числе, о предпосылках формирования психологии киллера, отвечая на вопрос: «Что толкает человека превратиться в наёмника, для которого совершение убийства – это профессия».

Ручаюсь, чтение будет увлекательным!
Искренне Ваш,
Доктор Олег Мальцев