Антонио Никасо: о преступности, власти и деньгах

В Одесском региональном отделении УАН завершилось два полноценных дня лекций с профессором Антонио Никасо, приехавшего к своему другу и коллеги, академику Олегу Мальцеву. Эти два дня дали возможность всем участникам закрытого научного мероприятия погрузиться в изучение субкультуры южно-итальянской криминальной традиции. Итак, первый день был посвящен темам «Философия Юга Италии» и «Уникальность калабрийской криминальной традиции»; во второй день внимание было сфокусировано на фундаментальных аспектах, которые характеризуют организованную преступность в целом (в отличие от уличных банд и прочих преступных образований).

Вводную часть Антонио Никасо начал следующим пояснением:
«В течение многих лет мы говорили, что организованная преступность касается во-первых, заработка денег и власти. Но, то что мы явно недооценивали — это её культурный аспект. И идея изучать, исследовать язык, символику, мифологию и ритуалы организованной преступности позволяет понять, что этому «институту преступности» свойственна определенного рода инертность и тем самым она отличается не какой-то фольклорной составляющей, а именно составляющей культурного плана, которая заметно  выделяет ее на фоне других преступных образований».

Конечно же, особое внимание стоит уделить книге профессора Антонио Никасо «Злые языки». Это интереснейшая работа, наверное, в своем роде единственная, поскольку ранее, до завершения исследовательской работы профессором Никасо, ни один человек не публиковал кодов Ндрангеты – её секретных зашифрованных посланий, читать которые могут только члены внутри самой организации. «Злые языки» — это своего рода учебник; на таких учебниках, словно в университете, воспитывается подрастающее поколение ндрангетистов. Антонио Никасо рассказал, в частности, что у него была замечательная возможность поработать с частными архивами, в которых собрано более 500 документов. Самые ранние документы датируются 1860 годом (!), собраны многие коды как прошлого века, так и шифры нынешних дней. В числе этих документов также находятся полицейский отчеты, собираемые с 1888 года.

 

Кратко ознакомим вас с тем, что было показано в ходе лекции второго дня в виде  небольшого обзора. Исследованием Ндрангеты — именно её социологического аспекта — занимался учёный, социолог Джорджио Симони (Giorgio Simoni), который изучал мафиозные ритуалы, секреты мира мафии, арго и многое другое. В своей работе он выделил характерные модели, жаргон преступников, описал и другие сравнительные материалы. Благодаря информаторам из числа раскаявшихся преступников (в том числе тех, кто пошёл на контакт по программе Защиты свидетелей) и криминальным исследованиям сегодня учёные получили в распоряжение 30 кодов ндрангеты (найденных при различных обстоятельствах и датируемых от 1888 до 2010 г.г.).

Ещё одна личность из числа тех, кого отличает немалый вклад в исследовании и изучении субкультуры преступных организаций юга Италии, — это писатель Габриэль Марио Варузо, который является автором книг по жаргону «бокачо». Жаргон «бокачо» — это палермитанский жаргон, который используется в Палермо людьми определённого криминального круга. Варузо также создал некий справочник или словарь, описывающий особый язык, на котором говорили люди преступного круга прошлых лет. Также этот язык имел специальный символьный характер. Общение на специальном языке позволяет не просто отделиться от членов законопослушного общества, но также безопасно передавать информацию друг другу. Что и говорить, лучший способ избежать огласки и не посвящать в собственные планы тех, кого не надо, — это общаться на тайном языке, который не понимают посторонние. Наличие собственного жаргона свидетельствует и о некоем символическом порядке. В всём мире арго – это показатель принадлежности к особому кругу, к особому «обществу», к другой иерархии.

О существовании такого тайного языка, используемого в разных странах Европы, нам известно ещё с XIII — XIV века. Уже тогда, несколько веков тому назад, люди, в чьих руках была сосредоточена власть, отдавали предпочтение исключительно собственным жаргонам и специальному языку. Далее этот «инструмент защиты информации» проник и в другие социальные группы: свой арго был у ремесленников, у врачей и провизоров древности и т.д. Так начали возникать специальные диалекты и жаргоны, на которых говорили люди некоего «экспертного круга». Нельзя сказать, что появление такого «профессионального» жаргона носит только криминальный характер, в силу того, что и прочие классы использовали свой определенный язык, не криминального происхождения. Например, цеховщики, кожевенники, кузнецы, изготовители оружия шифровали свои знания и говорили между собой в семье так, что даже если посторонний и слушал их беседы, он не смог бы присвоить себе чужие знания.

 

В ходе лекции мы также узнали о главенствующих характеристиках организованной преступности:

  1. Отсутствие политических целей. Преступную организацию интересуют только деньги, на политические посты они не претендуют.
  2. Иерархичность. Особенностью преступной организации является вертикаль, то есть, иерархия. И это является отличительной чертой организованной преступности (например, у уличных банд иерархии нет).
  3. Членство. Оно всегда в кругах организованной преступности ограничено или вовсе эксклюзивно. Ни у кого нет возможности написать и «попроситься в мафию», это всё исключено. Выбор последующего кандидата в члены организованной преступности проходит не быстро. Например, кто-то из членов ОПГ может взять на себя ответственность, даже выступить спонсором и впоследствии тренировать будущего «брата».
  4. Субкультура. Организованная преступность создает собственную субкультуру, в которой совсем иные ценности. Предпочтение отдаётся людям с другими навыками, не такими, как мы привыкли. Например, если рассмотреть некоего стрелка: для общества он может не представлять никакой ценности, а вот для организованной преступности такой человек может оказаться крайне ценным, поскольку он потенциально может выступать активом в рядах организованной преступности.
  5. Увековечивание или сохранение. Когда мы говорим об ОПГ, речь идет не о том, что какой-то один лидер собирает вокруг себя последователей и осуществляет некую деятельность. Даже после его смерти или ухода деятельность все равно будет продолжаться. Вспомните хотя бы Лаки Лучано: его уже нет, но мы до сих пор видим, что его «деятельность» продолжают его последователи. Увековечивание — это следующий параметр, который показывает отличие оргпреступности от всего остального.
  6. Насилие. Оргпреступности присуще насилие, в том числе, и открытое насилие, неповиновение закону, даже демонстрации актов совершения преступления и пр.
  7. Монополистическая логика. Организованная преступность монополизирует определенные территории, то есть она «входит» во все слои этой территории, проникая и внедряясь в них.
  8. Правила. Это одна из важнейших черт оргпреступности: правила требуется безукоризненно соблюдать. К ним вообще сложилось строгое отношение; например, если некто пропускает встречи организации несколько раз кряду, он за это может понести суровое наказание.

«Насилие и жестокость – это «позвоночник» криминальной структуры, где цель — это власть, а деньги – это её жизненная кровь, это кровь, курсирующая по преступному организму».

 

В чем нуждается криминальная организация?

Это связи и ритуалы; структура и дисциплина; насилие; территория или ареал; общие средства; коммуникации и связи; множественные источники доходов, множественные предприятия; способность отмывать деньги, причём деньги отмывают только профессионалы.

Самая главная цель мафии – это власть, но власть без наличия прибыли или денег изначально (power but not profit). Так вот, когда мы говорим о государстве, то в государстве негласно действует такой принцип: если у тебя есть деньги, ты получишь власть. Мафия реализует обратный принцип «власть и позволяет делать деньги».

Еще одно свойство, которое обеспечивает устойчивость и живучесть мафии,  это так называемая способность создавать «серые зоны» (находиться в серой зоне). «Серая зона», — это зона периферии, которая показывает, что члены мафии не только имеют отношение к подземному миру (подполье, низы общества, мир преступников), но и к «верхнему миру» — правящей элите. То есть, они не только преступники, убийцы, душегубы и прочее, но они также высочайшие знатоки и эксперты в кругах высших эшелонов власти. И таковая «серая зона», объединяющая два мира, позволяет обеспечивать невероятную устойчивость организации,  преумножение её наследия и расширение возможностей и силы её членов. В криминалистике это свойство называется двойным статусом.

«Является ли Ндрангета подпольной организацией сегодня?» — такой вопрос во время открытой дискуссии задал академик, доктор юридических наук, криминалист Саинчин Александр Сергеевич.

Ответ профессора Антонио Никасо был таков: «Да, это подпольная организация. Хоть она и секретная, с другой стороны, всем прекрасно известно, что эта организация существует: известны члены Ндрангеты и имена тех, кто обременён властью. При этом, членов ндрангеты совершенно невозможно арестовать, потому как всё время что-то «идёт не так»: чего-то не хватает, например, недостаточно доказательств. Впрочем, Ндрангета сегодня, не смотря на всю ее секретность, одна из самых глобальных организаций, представленных везде и всюду, поскольку она пустила корни на пяти континентах».

 

Далее профессор продолжил рассказ.
Каморра является самой древней системой, мафия из всех трех организаций — самая известная. Ндрангета – самая сильная и могущественная. У всех трёх существует разная структура. Среди этих трёх организаций только Ндрангета является единственной структурой, которая основывается на кровных узах, и именно по этой причине так сложно найти информатора изнутри, который бы рассказал о Ндрангете, равно как и невозможно внедриться в эту организацию. При все этом, Ндрангета, Каморра, Мафия – это и есть политика. У каждой из этих организаций есть собственные ставленники – собственные люди в политике.

Несмотря на кажущуюся тотальную неуязвимость ОПГ типа мафии или ндрангеты Профессор не считает, что «мафия бессмертна», более того с мафией можно бороться и нужно бороться. Более того, есть способы, которые позволяют это делать и побеждать, а для этого необходимо понимать кто поддерживает спонсоров из преступного мира.

«Если прикладывать усилие к определённым персонам, фигурам, которые поддерживают мафиози в правительстве, в судах и т.д., тем самым мы лишаем мафию поддержки и власти, тем самым она потерпит поражение», — пояснил Антонио Никасо. Так, профессор твёрдо убежден и верит, что против организованной преступности можно и следует бороться; если ничего не предпринимать, именно бездействие окажется наихудшим вариантом: бездействие и позволит им победить.

Антонио Никасо также заключил, что «…те научные и просветительские мероприятия, которые у нас сегодня проводятся, как в УАН, так и в прочих местах, это своего рода призыв к действию, который  будет иметь больший эффект, чем полное бездействие».
Из Одессы в Квебек профессор Никасо так же отправился с прекрасным подарком. Поскольку профессор интересуется на социокультурной уровне русской криминальной традицией и её философией, библиотека профессора пополнилась сразу на три значительных труда по этой теме.

 

По завершению официальной части, когда уже на все вопросы были получены ответы, Антонио Никасо решил преподнести сюрприз академику, руководителю Одесского регионального отделения УАН. Мировой эксперт в области криминологии и знаток философии  юга Италии подарил Олегу Викторовичу Мальцеву свою последнюю книгу «Секретная история Ндрангеты». В заключение отметим, что это одна из самых масштабных книг в мире, в которой авторам удалось без прикрас описать Ндрангету: такую, какой она была в момент зарождения, показать ее генезис и отразить то, что Ндрангета представляет собой в наши дни.

«Самая недооцененная преступная организация, целью которой является одно: власть»