Как рассыпаются книги, не опирающиеся на архивные данные

// → Архивы существуют, прежде всего, для того чтобы служить интересам государства и общества. И правительственные учреждения, и частные лица могут обращаться к архивам, как хранилищам человеческого опыта и знания, за разрешением различных вопросов.

(А.П. Воронов. Архивоведение 1901г.)

 

Архивоведение, как может показаться, одна из самых далёких категорий от самосознания современного человека. Тенденции 21 века, вроде как, формируют совсем иные векторы, переключая внимание человека на нечто более технологичное и скоростное. Влияние интернета, социальных сетей и прочее, безусловно, многократно расширили наши возможности, кругозор, потенциальный доступ к информации, о которой ранее приходилось разве что мечтать… Буквально недавно, каких-то несколько десятков лет назад учёному, исследователю да и просто интересующемуся человеку изучать историю и культуру страны, в которой лично он не живёт, было крайне непросто. Сегодня же глобализация проникает буквально в каждый уголок цивилизованного общества,  раскрывая всё больше и больше источников. И в таком хлынувшем информационном потоке и водовороте некие наработки и методологические системы прошлого отступают на второй, а тои третий план.

Однако…как в каждой бочке есть ложка дёгтя, так и информационный океан, увы, вовсе не доброжелательная среда. Начнём с самого главного критерия – объективность предоставляемой информации. Не всякая книга, очерк, пассаж, пост с информационного сайта и т.д. соответствует этому критерию (стоит ли акцентировать на этой всем известной истине большее внимание?) Если ранее издание любой книги, будь то популярная литература или научная монография, требовало колоссальной работы и многократное длительное прохождение технологической рецензирующей процедуры, то сегодня возникает совершенно логичный вопрос: а зачем так мучиться? Если можно просто записать видео-лекцию или, скажем, сделать личный информационный сайт? И самое главное, что слушать, смотреть и читать это будут с не меньшим, а тои большим удовольствием, потому как это удобнее и проще. Не надо идти в библиотеку, не надо «докапываться» до первоисточников в Мадриде или Неаполе, не требуется сидеть днями напролёт в архивах, изучая какие-то документы прошлого. Это всё долго, трудоёмко и…слишком кропотливо.

Однако, таковая логика не приемлема для учёного, категорически. Если сегодня Википедию может отредактировать каждый школьник (хотя, бесспорно, существуют некие правила), это не значит, что на Википедию можно ссылаться как на «достоверный источник». Если в интернет «вбросили» сотни книг, это не значит, что они А) соответствуют действительности, то есть, написаны «по запросу» и Б) вообще существуют.

Продолжать размышлять на эту тему и демонстрировать отличие подхода учёного от иных подходов и требования к научной деятельности, знаете ли, можно долго. В рамках данной статьи я бы хотела обратить внимание на такой мощный инструмент научного изыскания как работа с архивами. Непосредственно архивы – прекрасные источники фактической информации, где не просто нашли пристанище тени прошлого, но и его наследие. И при условии наличия исследовательских концепций, эвристических моделей исследования и прочих методических систем работать с архивными данными – значит обрекать себя, с одной стороны на весьма длительное знакомство с нелицеприятностью объективности, такой как она есть, а  с другой стороны, победоносно выполнять научные задачи, отвечающие основным её положениям.

 

Что такое работа в архиве? На этот вопрос в одной из бесед во время Калабрийской экспедиции академик УАН, PhD. Олег Мальцев ответил следующим образом:

— С работой в архивах впервые мне пришлось столкнуться во время экспедиции на юг Италии, в городе Реджо-ди-Калабрия. Как учёному, мне просто необходимо работать с первоисточниками, с исходными материалами, архивными данными. Но любой письменный источник всегда требуется проверять с позиции нескольких векторов. Ни для кого не секрет, что те же летописи с приходом  нового правителя переписывались под тем углом, который наиболее удобен и выгоден для новоявленной власти.

В ходе работы в Калабрийском архиве, которую организовал мой друг, профессор Антонио Никасо, для меня было первым удивлением то, что, оказывается, многие мои коллеги-ученые не имеют ни малейшего представления, как производится и выглядит эта работа. Мало кому даже известно, в чём отличие работы в архивах от таковой же в библиотеках. Все начинается с того, что вы обращаетесь к архивариусу и подаете запрос в архив.

Обращаясь к архивариусу, вы на первом этапе подаете запрос, и от того насколько точно будет сформулирована  вами задача в архиве, дабы получить нужный документ (тем более в иностранном государстве), и будет зависеть качество предоставляемых материалов.  Все дело в том, что архивариусы мыслят совершенно другими категориями, иной логикой. Как из архива получить фотографии, которые нам необходимы непосредственно для разрешения научной задачи? Как архивариусу сформулировать эту задачу таким способом, чтобы он нашёл именно те фотографии, которые интересуют вас в силу исследования? Интересующего периода? Как его сориентировать, чтобы он извлёк именно то, что нужно, а не то, что разумеет сам? Как убедиться, что архивариус в точности понял адресованное ему? Безусловно, есть ещё немало других вопросов. Именно работа в Калабрийском архиве и натолкнула меня на мысль провести исследования в области такой научной дисциплины, как архивоведение и написать монографию по источниковедению.

 

 

Архивы хранят бесчисленное множество информации, однако, не имея в наличии исследовательской концепции, на 100% эффективно работать с архивами не представляется возможным. 

На данный момент работа над монографией «Фотография, как источник научной информации» окончена. В этой монографии говорится об источниках, о том, на какие ресурсы должна опираться научная деятельность, дабы знаменоваться  научными открытиями, изобретениями, идеями и так далее. По факту, в монографии предоставлено немало рекомендаций о том, как ученый должен работать с библиотекой, с архивом для того чтобы его данные, которыми он пользуется, были достоверными. Опора на достоверные данные – это начало любой работы ученого.

Учёный всегда академическую часть начинает с библиотеки и архива, но не исследовательскую. Дело в том, что исследовательская часть предполагает и интервью, и погружение в среду, и многое другое, а  академическая часть начинается с библиотеки и архива всегда (!). И если действовать как-то по другому,  так или иначе всегда доведётся сталкиваться с неприятностями и, ввиду отсутствия достоверной субстанции, даже терпеть неудачи.

Согласно утверждённым планам монография увидит свет в апреле 2020 года. Авторы данного труда: академик УАН, PhD. Олег Мальцев, профессор, доктор философских наук Максим Лепский и член-корреспондент УАН, журналист, художник Алексей Самсонов. Книга особенна будет полезна всем, кто имеет дело с информацией: будь то учёный, маркетолог, управленец, менеджер или финансист. Сегодня в 21 веке представить жизнь без информации и (что самое важное) без навыка работы с информацией – буквально невозможно.

Разделы монографии «Фотография, как источник научной информации»:

  1. Современная проблема источниковедения, как раздела методологии науки;
  2. История методологической мысли, связанная с источниками научных доказательств и обоснований;
  3. Фотография как источник информации, как объект исследования и предпосылка для обоснования гипотез, а также источник научных доказательств;
  4. Феномен фотографии, как комплексный элемент и инструмент научных исследований и доказательств;
  5. Эвристическая модель фотографии как среда научного исследования;
  6. Фотография как источник научной информации;
  7. Фотография как объект исследования и предпосылка обоснования гипотез
  8. Фотография как источник научного доказательства;
  9. Фотографический факт как источник научной информации;
  10. Психологический фактор мнемоники в системе доказательств при использовании фотографии;
  11. Методика применения фотографии как источника научного исследования;
  12. Методика обучения работе с фотографией, как источником научных доказательств;
  13. Праксеология использования фотографии в научных исследованиях;
  14. Практика верификации фальсифицированной информации в визуальных источниках;
  15. Исследовательские тенденции использования фотографии, как комплексного источника и инструмента в сфере научно-исследовательской деятельности, а также в деятельности сопряжённых профессий.

 

Вернемся к беседе с Олегом Викторовичем о том, как же происходила работа в архиве города Реджо-ди-Калабрия и с каким барьерами и особенностями пришлось столкнуться экспедиционной группе НИИ Памяти.

 

Академик Олег Мальцев:
— Самое важное, как я считаю, то, что совместно с экспедиционной группой я пришёл к нескольким интересным выводам:

Первое, столкнувшись с такой проблемой, что многие наши коллеги не имеют представления о том, как производится работа в архивах, а многие даже не знают, в чём отличие работы в архивах и библиотеках, я подготовил ряд статей по этой проблематике.
Второе. Задачу архивариусу нужно уметь формулировать их языком, языком, который им понятен, на котором они мыслят. Зачастую, когда человек направляется в архив или библиотеку, он сам досконально ещё не знает темы, с которой ему придётся столкнуться, поэтому сформулировать её не может по определению.

Я запланировал собрать практикум  и рекомендации своих коллег по науке, всех, кто работает с библиотеками и архивами и открыть некую серию практических комментариев.  Может быть, это превратится и в некий учебный курс, условно назовём его «Курс по работе с архивами и библиотеками для учёных». Каждому желающему  мы предоставим в распоряжение этот учебный курс. Кто же не изъявит такого желания, сможет прочитать серию статей, которые мы уже подготовили  на тему работы с источниками, по источниковедению в рамках методологии науки. Я полагаю, это крайне важная тема для любого ученого.

Приведу такой пример. Итак, существует научная парадигма:  материалы из библиотек обязательно требуется проверять архивными. При этом, архивные материалы библиотечными проверять не нужно. То есть, если вы при написании статей, книг, монографий и других трудов, ссылаетесь на источники библиотеки,  вы должны, соответственно, попутно предоставить группу источников из архивов, которые подтверждают этот источник. Если же вы этого не делаете, значит, ууказанным источникам «грош цена».

Предположим, я нашел книгу автора, который описал отношение народа Сицилии к Иисусу Христу. Я читаю этот труд, и заключаю, что в нём не указано ни одной ссылки на архивные материалы, следовательно, написанное — «плод воображения этого человека». То есть, он ссылается на книги таких же писателей, как и он, и совершенно не ссылается ни на какие архивные материалы. По сути своей, его работа может быть просто субъективной точкой зрения, заблуждением относительно фактического положения вещей. А что автору этой работы нужно было сделать, чтобы таких сомнений не возникало при прочтение его же работы? Необходимо было проанализировать книги, составить исследовательскую парадигму, ознакомиться с контр-материалами, и только потом уже направиться в архив и изучить все архивные материалы, связанные с темой его труда «отношение народов Сицилии к Иисусу Христу».

 Важно понимать, что в научной деятельности недостаточно просто сослаться на источник, нужно его доказать архивными материалами. Некоторые считают, что «достаточность» заключается в том, что они прочитали работу научного деятеля, например, З.Фрейда и на этом, в принципе, можно остановиться. Но может оказаться так, что книга, которую держишь в руках в 21 столетии, не соответствует прежним изданиям, запискам  автора, его заметкам и прочему. То есть, все записи текущей деятельности З.Фрейда, которые были тщательно собраны архивариусами и сданы впоследствии в государственный архив, содержат  одну информацию, а в книгах, изданных, например, в 2015 году, написано совершенно другое. И никто соотношение содержимое не проверяет. С этим я столкнулась при работе над книгой «Философия Сонди», когда проводил исследование, совместно с научной группой над биографией Липота Сонди. В ряде книг было написано одна информация, а как только подняли архивные данные, и провели научное расследование, то выяснилось совершенно другое. И когда мы начали поднимать на поверхность всю информацию, подлинники, документы, знаете ли, оказалось, что всё написанное впоследствии рассыпалось, как карточный домик (как минимум от недостоверности самих новоявленных кирпичей). Почему так? Все потому что, люди которые писали историю биографии Сонди, никогда не работали с архивами. Когда же мы найденные документы предъявили тем,  кто ранее писал биографию Сонди, ответ последовал примерно такого содержания: «…мы не хотим ни с кем ни о чём говорить, мы старые люди и вообще не желаюм что-либо обсуждать, по причине того, что они давно этим не занимаются». Следовательно, вывод прост: всё, что подлежит их перу — это обман. Подробно исследовательская работа, посвящённая биографии Липота Сонди, знаменательного учёного, одного из основателей глубинной психологии, в полном объеме изложена в книге «Философия Сонди» вышедшей в 2019г.

 

Каждый раз, когда учёный не проверяет первоисточник
посредством архива, возникают неприятности.

 

Благодаря проведённой работе Олегом Викторовичем Мальцевым и Экспедиционным корпусом  НИИ «Памяти» появился богатейший задел материала, который требует отдельного исследовательского анализа. Впереди нас ожидает немало научных задач по источниковедению, в частности, часть уже завершённой работы легла в основу монографию «Фотография как источник научной информации», о которой упоминалось ранее.

Так или иначе, выражаясь на манер философской школы Ж.Бодрийяра, мы живём в мире симулякров и симуляций, в мире копий и заблуждений без оригиналов и подлинности, что однако не значит, что учёные должны потворствовать распространению недействительной информации, но напротив, служить во благо Делу Науки, сердце которой – Объективность.

 

// → Следует, конечно, признать и то, что уже у древних народов была и более возвышенная цель беречь некоторые акты, а именно — сохранить для потомков память о славных делах предков. В новое время не только с практической точки зрения ценят архивы, но признают за архивами, как хранилищами человеческого опыта и знания, большое научное значение.

(А.П. Воронов. Архивоведение 1901г.)

 

Связаться с экспертом