О чём книга «55»?

 

Здравствуйте, уважаемые мои читатели.

Сегодня я хотел бы продолжить рассказ о книге «55», а точнее – о поле её исследования. По правде сказать, оно весьма обширно, поскольку эта книга написана на стыке наук: психологии, философии, антропологии, криминологии, менеджмента и экономики. Я выбрал именно такой способ междисциплинарного исследования и изложения его результатов, чтобы рассказать, как, будучи учёным и мастером в области фехтования, я притворился учеником, чтобы погрузиться в среду южноафриканской криминальной традиции Кейптауна.

По сути, я провёл работу методами полевого исследования и погружения в среду с целью глубинного криминологического и психологического исследования преступности Кейптауна, а также изучения фундаментальных психологических причин существования его «цифровых банд»: 26-х, 27-х и 28-х. Исследование многогранное, поскольку ставит вопрос о том, как эти организации возникли; как они функционируют и, что самое важное, почему существуют и сегодня. Опыт подобного рода организации дает огромные возможности для исследовательской работы и в области экономики и менеджмента, равно как и в области психологии людей, в животрепещущих вопросах борьбы с преступностью.

 

Труд «55» открывает читателю такое явление, как киллер, то есть «преступник, который получает деньги за убийство». Эта книга именно о феномене профессии убивать. Киллер становится хищником, охотящимся на людей, человек для него — жертва. И в «числовых бандах» хищники — именно 27-е: по криминальной профессии они убийцы. 26-е добывают еду, а 28-е руководят, и обе банды дают деньги «палачам» —  27-м.

Когда я приступил к исследованию убийства ножом в Кейптауне, мне пришлось достаточно длительное время учиться у настоящего знатока Ножа из ЮАР — Ллойда де Джона. Он обучал тому, как владеть ножом в стиле этой криминальной традиции; и для меня это было очень важно и ценно, поскольку требовалось понять  логику именно этой среды.

И для начала, в чём исторический парадокс: вообще африканцы не склонны к работе с ножом, их тому всего несколько веков назад научили колонизаторы; вероятнее всего, нож и культуру ножа принесли португальцы, для которых характерно обращение с клинком норманнским хватом. И господин Ллойд, в том числе, пояснял, что нож в земли ЮАР появился именно благодаря колонизаторам, в числе которых были и португальцы, и датчане, и голландцы, и немцы. Лишь много позже – англичане.

И вот, время шло, я старательно учился.  И в тот момент, когда мы закончили работать с Ллойдом, он сказал: «Дальше – действуй сам: я дал всё, что тебе необходимо, теперь изобретай, создавай свой собственный стиль в соответствии с собственной психофизиологией. Я тебя научил пользоваться всем – кисточкой, краской, выбирать холст, ставить мольберт, выбирать натуры – я тебе больше не нужен, пиши картины сам». Тогда-то я написал книгу «Чёрная смерть».

Ллойд де Джон также порекомендовал мне прочесть книгу «Дети Нонголозы» Джонни Стайнберга, из которой я заключил, что имею дело уже не с техникой владения ножом, а с целой субкультурой. Также я прочёл «Гангстеры Бога» Хизер Паркер Льюис, которая описывает психологию заключённых тюрьмы Полсмур (Pollsmoor Prison, Cape Town). Автор „Гангстеров Бога“ с ними лично встречалась, и они – преступники и заключённые — ей немало чего рассказывали и про 26-х, и про 27-х, и про 28-х. На самом деле, как вы понимаете, подобного рода интервью практически бесполезны, по причине того, что, если кто-то раскрывает тайну цифр — его убивают. Кто узнаёт какую-то тайну цифр, того требуется убить. А раз она жива, значит, всё, что ей рассказали – это полуправда. Как и «Дети Нонголоза» — тоже некий потусторонний вымысел-сказка о гангстерах Кейптауна.

Так что пришлось нам – мне и членам Экспедиционного корпуса НИИ Памяти — после изучения этих книг самостоятельно лететь в Южную Африку и общаться там с офицерами криминальной разведки, пастором из реабилитационного центра, самими бандитами…

 

Многие люди, которые с нами контактировали из полиции, говорили о том, что цифровые банды — это «Южная Африка в полном составе»: даже президент Африки является членом цифровой банды 26-х. Они реальные хозяева и Кейптауна, и юга Африки. Все тюрьмы Африки под властью цифровых банд Кейптауна.

И вот какой вывод я сделал из этой экспедиции: создать такие организации и заставить их слаженно, как часы, работать по сей день, не умея это делать — невозможно. То есть, отговорки в виде «так сложилось исторически» или «преступники ЮАР сами организовывались» — не имеют отношения к действительности. Но в таком случае, что же это за явление, «числовые банды» или «цифры»? Вопрос крайне сложный… И требуется  быть мульти-энциклопедичным человеком, чтобы понять, с чем мы имеем дело. Более того, ни один учёный в мире никогда не найдет прототип 27-х, даже если очень захочет, потому что каждый в науке занимается отдельной проблематикой, своим направлением, но не охватывает комплексно ВСЕ.

Цифровые банды построены по военной системе, и это один из главных элементов, отличающий их от всего прочего. «Невидимые одежды» – это явление, которое я встречал только в цифровых бандах, больше нигде. «Что это значит?» — спросите вы.

Например, вот преступник из числовой банды передо мной, я спрашиваю: «Кто ты?» Он отвечает: «…я сержант». «Опиши себя, во что ты одет?» И он начинает говорить: «У меня треуголка на голове»,  — а у него-то ничего нет на голове, но он продолжает описывать, как он одет. «У меня погоны, лычки, зеленая куртка, красная повязка на руке». И, исходя из такого ответа, я понимаю теперь, имеет этот человек отношение к цифровым бандам или нет: он правильно описал сержанта или неправильно. Эти вещи (такие как «невидимые одежды») передаются из уст в уста, это нигде не описано. И если тебя специально не учили — а в тюрьме этому специально учат – то 100% выдать себя за «цифру» ты не сможешь. У тебя должны быть и цифра, и звание в этой военной иерархии. Ты говоришь, допустим, «Я рядовой, солдат».  «Отлично, во что ты одет» — последует сразу тестовый вопрос. И ты если неправильно описываешь, как одет, значит, тебя нужно просто убить, чтоб ты больше не выдавал себя за «цифру». У них есть и генералы, и лорды, которые стоят над генералами, — это высшая иерархия, иерархическое звание. И все аллегорически создано так, что каждый статус описывается определенным набором слов, например, когда я спросил про лорда – кто это такой, мне сказали следующее: «Лорд — это Бог, он может увидеть каплю крови с небес и развязать войну в любой момент времени».

Стоит ли упоминать, что никто вообще не изучал всех этих вопросов до нас, особенно на русскоязычном пространстве. А те, кто изучал на англоязычном пространстве, допустили огромное количество ошибок по причине того, что они не проводили полевых исследований, не были знакомы с людьми внутри банд, с самими бандами, с взглядами на этот вопрос, им нечего было проверять. Они описывали только свой взгляд на это. И чтобы сделать по-другому, мне пришлось стать «Леопардом, 27-ым» — погрузиться в эту уникальную среду.

А потом снова «вынырнуть» из южноафриканской криминальной субкультуры и превратиться в учёного, дабы описать полученные на практике модели результатов вам, дорогие мои читатели.

Искренне Ваш,
Доктор Олег Мальцев