НОЖ В РУССКОЙ УГОЛОВНОЙ ТРАДИЦИИ

В данной статье я бы хотела рассмотреть исторически не большой, но близкий к нам период, о деятельности преступного элемента в Российской Империи, а позже в СССР и о значимости ножа в русской криминальной традиции. И начнем мы отсчет с дореволюционной России. В то время были писатели, журналисты, публицисты, которые отображали на листах бумаги некий преступный мир Москвы. К примеру, Владмир Гиляровсий, которого называли «королем репортажей», один из немногих описывал события уголовной хроники, и как поговаривают в некоторых источниках, свободно владел феней. Чего стоит его книга «Москва и москвичи», где он рассказывает про самое «дно» Москвы – Хитровку. Место самого наибольшего скопления разного рода сброда, профессиональных нищих и разнопрофильного преступного элемента. Было множество других публицистов, которые до революции описывали всю эту криминальную среду.

В дореволюционной России все люди ассоциировали преступный криминальный элемент с ножом. Почему так? Дело в том, что в России огнестрельное оружие мог приобрести свободно любой добропорядочный гражданин, к коему преступный элемент не относился. Любая женщина могла приобрести револьвер, зайдя в оружейную лавку, которые в то время были на каждом шагу. Проверка проходила быстро, желающий приобрести револьвер представлялся, хозяин магазина звонил в полицию узнавал об этом человеке. Если у полиции к этому лицу претензий не было, то оружие оформлялось и отдавалось приобретателю. Так что свободный класс людей был неограничен в приобретение огнестрельного оружия. Из-за невозможности преступному элементу приобрести свободно пистолет он использовал нож, либо при возможности отбирал оружие при ограбление. Почему же в качестве оружия был выбран нож?
Нож – это такая вещь, которую удобно носить в любых условия местности, при этом скрытно. Ведь с той же саблей или любым другим длинноклинковым оружием проблематично передвигаться по городу, особенно таким лица. Поэтому когда мы говорим о ноже, то первое, о чем идет речь, это о его скрытом ношение. Нож можно засунуть за пояс, за сапог, спрятать в рукаве. Прятали его от глаз людских, чтобы в нужный момент, неожиданно достать и использовать при ограбление и прочих физических способов завладения чужим имуществом. Это первое, на чем я акцентирую ваше внимание, говоря о событиях, происходящих в дореволюционный период.

 

Теперь я поставлю вторую точку в истории – это время революции. Чем интересен этот период? В 1917 году создается Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности. Этот «карающий меч революции» всем известен как ВЧК. Часть кадрового состава этой структуры состояла из бывших уголовников, авантюристов и людей, отличающихся особой жестокостью. Другая часть имела в своем составе офицеров, бывших сотрудников тайной полиции – царской охранки, жандармского управления. Все эти люди смешались в едином управление ВЧК и начали обогащаться опытом друг друг. Именно уголовный элемент приносит в ЧК умение работать ножом.
В чем преимущество ножа перед огнестрельным оружием? Прежде всего надо сказать о том, что нож вещь тихая, в отличие от револьвера, при выстреле из которого раздается громыхание. Второй момент: нож на ближней дистанции достаточно эффективное оружие наряду с пистолетом. Дело в том, что пистолет сначала необходимо достать, далее взвести – привести его в боевое положение, потом каким-то способом прицелиться и только после этого нажать на спусковой крючок. Человеку, который использует огнестрельное оружие на ближней дистанции, приходится производить очень много действий. В неожиданных ситуациях для неподготовленного человека это может закончится смертью. При наличии ножа требуется только одно движение для того, чтобы нанести удар. Нож значительно быстрее на ближней дистанции, чем огнестрельное оружие. Конечно же, люди из ЧК и прочих государственных органов все эти вещи понимали и взяли к себе в разработку.

Если проанализировать умение работать ножом в армии на тот период времени, то вы не найдёте ни одного трактата, ни одного документа, который бы говорил, о том, что в русской армии вообще кто-то умел работать ножом. Вспоминаем, что тогда было написано не мало книг по ведению штыкового боя. Но штык — это не нож. Работа одним и другим оружием отличается. Общая длина штыка составляла 500 мм (50 см), при этом длина классической «финки» была 125 мм (12,5 см).

 

Как вы можете видеть, штык крайне неудобен для скрытого ношения, его проблематично спрятать за поясом или в сапоге. Уж очень он длинный. Многие могли бы со мной не согласиться и апеллировать казачеством. Казаки-пластуны, прирожденные разведчики имели в своем вооружение длинный нож. Длина пластунского казачьего ножа варьировалась от 200 мм до 400 мм. Это не мешало решать определенного рода оперативные и разведывательные задачи. Непосредственно разведывательные подразделения казачьих войск использовали ножи как средство ближнего боя, когда нужно было тихо снимать часовых, и как орудие рукопашного боя, применяемое в самом поединке. Да, это факт, что у казаков были длинные ножи. Но обратите внимание на то, что казаки не жили в Москве, они не жили в центральных густо населенных городах. Казаки располагались по окраинам Дона, где масса людей более рассредоточена по территории и расстояния между поселениями во много раз больше.

В самой русской армии нож не использовался, на вооружение было огнестрельное оружие, а из холодного оружия имелись: палаш, шпага, шашка, сабля и т.д. Все это совершенно другие виды холодного оружия, которые к ножу не имеют никакого отношения. Еще и поэтому считалось, что на рубеже определенного времени ножами пользуются только уголовники.

Но всегда ли так было? Нет, не всегда. Если вы возьмете книгу Бориса Акунина «История государства Российского. Том 3. От Ивана III до Бориса Годунова», то вы там найдете ссылки на совершенно конкретные летописи о том, что в большинстве случаев при Иване III на поле боя люди бились не мечами, а длинными ножами. То есть, еще при Иване III нож был основной боевой единицей.
Согласно истории все правящие цари на Руси были норманнского происхождения. Об этом говорится в «Повести временных лет». Достаточно вспомнить, что весь род Рюриковичей принадлежал к исконно-норманнскому корню. А как известно для норманна нож – это культ; культ его происхождения, культ зверя: зуба или когтя медвежьего. Поэтому природа нашего ножевого боя в том числе и норманнская. Дружинники вместо мечей использовали длинные ножи, потому что в узкой рубке нож намного удобнее. Ведь пока вы будете размахивать мечом,  то вас уже кто-то прыткий ударит ножом. В таких боевых столкновениях борьба уже идет со скоростью. Успел применить первым оружие – остался жив. Если еще в XV века мы видим, что нож используется и носится совершенно открыто, то уже к XX веку нож как армейское оружие в бою не используется. Весь этот период нож остается в тени, а именно у преступного элемента. И только когда было создано ВЧК, объединившее в себе людей из разных структур, бывшие уголовники приносят с собой знания об умении работать ножом.

 

Третья точка исторического периода – это 1928-29 года. Время, когда на нож обратили особое внимание в военной разведке, в спецподразделениях НКВД, в органах советской милиции. В этот же период к делу подключается и научное сообщество. Дело в том, что есть некое знание, полученное от преступного элемента, есть нож, но нет самой целостной системы работы этим ножом. За реставрацию этой системы взялся академик Г.С.Попов и методом прямого интервью восстановил полностью русскую уголовную традицию работы ножом. Кстати, согласно номенклатурных данных массовое производство ножей на заводе начинается с 1930 года. При этом ножи выпускаются в нескольких номинациях, но еще нет никакой техники владения им.

Во время Второй мировой войны (1941-45 гг.) в армию, в спецподразделения НКВД, а в 1943 году и в СМЕРШ приходит большое количество людей из мест лишения свободы. Этот момент очень хорошо описан в книге Варлама Шаламова «Сучья война», где он рассказывает, что власти выгодно в этот момент времени приход уголовников в армию. Почему? Дело в том, что если этот преступный элемент не сильно трогать, то есть не обращать внимание на их склонности своровать, чем-то завладеть, то из них получаются прекрасные лихие разведчики.  Задачи командования они выполняли хорошо, потому что ограбление сберкассы и захват документов из штаба — это одно и тоже для уголовников. В отличие от других, они умеют это делать, при том эти навыки неоднократно опробованы в реальной обстановке и отточены до мастерства. Их этому учить не нужно. Бывшие уголовники не просто становились лихими разведчиками, они имели государственные награды, ордена, медали и они принесли с собой умение тихо работать ножом в условиях выполнения задач разведывательного и контрразведывательного характера.

Нельзя и не упомянуть про батальоны «штрафников». В книге К.К. Рокоссовского «Солдатский долг» он описывает как формировались бригады из людей, осужденных за разные уголовные преступления. Таким образом, еще вчерашний заключенный добровольно вызвавшийся идти на фронт, мог искупить свою вину ратными делами. Такие бригады чаще всего использовались для разведки боем, и дрались они напористо. Во время Великой отечественной войны большинство боевых столкновений заканчивалось рукопашным боем. Как раз в таких поединках умение работать ножом очень пригодилось.
В 1941 году в советском журнале «Техника Молодежи» выходит две статьи со словами «Коли ножом!» и «Обезоружь врага!», в которых продемонстрировано несколько технических элементов. Если вы посмотрите на технические элементы, которые описаны в этой статье при работе ножом,  то заметите  интересную вещь. Дело в том, что подобная техника работы ножом не свойственная военным людям. Вряд ли вы найдете в каком-то военном пособие что-то похожее на эти элементы.

 

Например, удар головой после парирования ножа – это техника нанесения удара в уголовной традиция. Здесь в статье даже применен уголовный термин – «вилка».

 

 

Обратите внимание как происходит работа ножом в траншее против штыка винтовки. Здесь же вы видите парирование обратным хватом, то же самое демонстрировал Олег Викторович в «Пайкая». На этих фотографиях четко видно, что такие технические элементы пришли из криминальной традиции.

Последний период, который я бы хотела упомянуть – это послевоенный и до ликвидации бандитов – 1945 — 1956 гг. В 1953 году умирает Сталин, но оперативные работы по ликвидации бандитов продолжаются вплоть до 1956 года. Есть даже статистические данные по числу осужденных за период 1922-1957 годов, в которых видно, что число осужденных за этот период сократилось в 4 раза.
Лихие хлопцы, отслужившие на войне, получившие ряд наград, по возвращению опять приступили к своему обычному промыслу. А так как они уже вернулись товарищами подготовленными, то приходилось им противопоставлять таких же подготовленных товарищей, это уже были люди из войсковой разведки, со СМЕРШа, те, кто вел контрразведывательную деятельность, потому что бороться против криминала, прошедшего разведку на войне, силами милиции не представлялось возможным. Связано это с тем, что за время войны эти люди не только отточили навыки которые у них уже были, но и приобрели новые.

Послевоенное время – это еще и время «Сучьей войны». Те, кто были до войны преступниками, потом ушли на фронт, возвратились и вернулись к своему промыслу, рано или поздно начали попадать обратно в тюрьмы и лагеря. В этих местах лишения свободы их бывшие друзья «Воры в законе» отказывались принимать за своих товарищей, и считали их «сучившимися».  В этот период начинается новая эпопея развития ножа.
Уже на территории лагерей идет постоянная междоусобная война, где отношения выясняли при помощи заточек, ножей и других «приспособ». Уже после «Сучьей войны» в 1958 году русская криминальная система боя ножом становится секретной. Часть знаний остается в уголовной среде, и никто вам о них не расскажет, если вы не часть этого общества. А то, что было реставрировано академиком Г.С. Поповым, становиться засекреченным.

Обратите внимание на очень интересный момент. К концу Великой отечественной войны выходит ряд пособий по тактике ведения боя, по ножевому бою, к примеру книга Н.Симкина «Ближний бой», опубликованная в 1944 году. Все вещи, описанные в этих работах, достаточно примитивны, низкого уровня, они  подойдут только для подготовки людей в разведротах. Более ранее, до середины 1930-х годов, были и другие книги по работе против ножа. Их написали Н.Ознобишин и В.Спиридонов. В этих книгах есть технические элементы из джиу-джитсу, дзюдо, рукопашный бой против ножа. Даже проанализировав все выпущенные книги, можно сказать, что как таковая работа ножом не представляла никакого интереса. Сказано и описано о ножевом бое крайне мало, да и то, что описано, не во всех условиях применимо.

Нож канул в бездну. Причина банальна, как я уже ранее писала, в 1958 году все знания, полученные у преступного элемента, и исследования по реставрации ножевого боя были засекречены. Ведь именно на базе этого ножевого боя, возник и рукопашный бой, который именуется «Махалово», который был создан в 1939 году и так же ушел на полки пыльных подвальных архивов в 1958 году. Сама система перестает преподаваться, ведь войны нет, бандитов – нет, наступило мирное время. Будет война – научим, не будет  — вам эти знания ни к чему. О том, как же выглядит русская криминальная система, которая была реставрирована академиком Г.С.Поповым, вы можете прочитать в статье «Боевая система «ЛЕПКА».

 

В завершение небольшого знакомства с ножом в русской криминальной традиции, я бы хотела сказать, что уголовная традиция испокон веков всегда обладала и обладает определенного рода знаниями. Именно эти знания в 1930-х годах научное сообщество под руководством ученого Григория Семеновича Попова отобрало у преступного элемента для блага собственно Родины. Таким образом и возник бой ножом, а на этой системе возник и рукопашный бой. Полученные знания были превращены в систему при помощи научного подхода. Ведь, все что хранил преступный элемент внутри своей организации, никогда и никуда не записывалось, у них не было никаких учебников по работе с ножом или рукопашному бою. Знания были только для своих, и передавались только между друг другом. Кто-то знал больше, кто-то меньше. Таким образом, от разных людей собиралась вся информация по кусочкам, и в дальнейшем академик Попов сложил это все в целостную систему. В результате появилась система, имеющая венецианские корни.

Русская уголовная традиция единственная имеет самую длинную историческую линию – 11 периодов. При этом на протяжение всего этого времени она сохранила свою эффективность, пройдя множество войн, и зарекомендовала себя как абсолютно боеспособная безотказная вещь, которая превосходит все, что есть сегодня в мире.

 

Связаться с экспертом