В поисках места обитания памяти

Где же хранится наша память?

Важно отметить, что люди еще с древних времен проявляли интерес к изучению памяти. Наши предки, славяне, считали местом хранения воспоминаний человеческую печень, а в Древнем Египте, согласно мифологии, память непосредственно хранилась в сердце. Первые задокументированные попытки изучать природу памяти относятся к Античному периоду. Древнегреческие философы пытались найти, где расположена память, от чего зависит ее объем и что она из себя представляет. Парменид считал, что память — это совокупность холода и тепла: забывание происходит при взбалтывании этой смеси, и наоборот, если эта смесь находится в покое, то человек обладает отличной памятью. Диоген предполагал, что память — это равномерное распределение воздуха в теле, и при изменении этого распределения происходит либо запоминание, либо забывание. Платон же выдвинул теорию, что это нечто, похожее на воск, в котором отпечатываются все наши впечатления и эмоции. Ученик Платона, Аристотель, считал, что запоминание связано с движением крови по организму, а забывание происходит в результате замедления ее движения. Также он сформулировал идею ассоциаций как основного механизма возникновения образов без видимых внешних раздражителей. Аристотель также известен своим трактатом «О памяти и припоминании». Предметом памяти, по словам Аристотеля, не может быть ни настоящее, ни будущее, но только прошлое; он обращается к физиологической стороне памяти и припоминания, замечая, что существующие между людьми различия в этих способностях могут быть обусловлены темпераментом, строением тела или возрастом.

«Платон и Аристотель, или Философия», горельеф XV в., Лука Делла Роббиа (Аристотель слева)

 

Другая древняя школа, римская, была солидарна с Платоном и «восковой» теорией. Новую для того времени концепцию предложил римский философ и врач Гален, который рассматривал память как результат движения жидкостей. Он предположил, что память сосредоточена в мозге, где и происходит ее выработка.

К XVI веку появились устройства, приводимые в действие пружинами и зубчатыми передачами, что вдохновило Рене Декарта на суждения о том, что человек — это сложный механизм. В XVII веке британский философ Томас Гоббс предположил, что мышление происходит благодаря небольшим механическим движениям в мозгу. К началу XVIII века открытия в области электричества и химии привели к появлению новой теории человеческого мышления, опять-таки имеющей больше метафорический характер. В середине XIX века немецкий физик Герман фон Гельмгольц, вдохновленный последними достижениями в области связи, сравнил мозг с телеграфом.

Математик(!) Джон фон Нейман заявил, что функция человеческой нервной системы является «цифровой при отсутствии доказательств в пользу противного», проводя параллели между компонентами компьютерных машин того времени и участками человеческого мозга.

Телеграфа

 

А как обстоят дела сейчас? Где наша память расположена по мнению современной академической науки?

Скажем так, если вы начнёте сутками копаться в словарях, изучать просторы интернета, Википедию и другие ресурсы, то к величайшему своему удивлению не обнаружите единого понятия природы человеческой памяти. Повторюсь, что на сегодняшний день исследованием памяти занимаются в большей частности нейрофизиологи, и они трактуют память как одно из свойств нервной системы, заключающееся в способности какое-то время сохранять информацию о событиях внешнего мира и реакциях организма на эти события, а также многократно воспроизводить и изменять эту информацию.

Таким образом, современная нейронаука поддерживает мнение о физиологической природе памяти. Она утверждает, что память человека тесно связанна с работой мозга, нервной системы, в частности в ритмах вездесущих нейронов, с другого рода реакциями, которые происходят на события, и благодаря этому мы и воспринимаем информацию. Вроде как все понятно. Нейроны-мозг-информация — все «логично».  Но есть ли у деятелей науки основания выдвигать такую теорию?

Дело в том, что на протяжении последних нескольких десятилетий стали активно развиваться генетика, молекулярная физиология и кибернетические науки. Исходя из этого и началось фундаментальное исследование физиологического механизма памяти и ее биологической основы. Начался поиск следов памяти в изменениях, в нервных клетках отдельных структур головного мозга. Было приведено множество теорий о том, что память находится в мозге, мозг — это компьютер, и все зависит от нейронных связей.

Так же существуют гипотезы о роли глиальных элементов, молекул РНК и ДНК в процессах памяти. Некоторые ученые полагают, что «глия» — клетки в головном и спинном мозге, заполняющие пространство между нейронами и кровеносными сосудами, связаны с функционированием памяти. Предполагается также, что память связана с изменениями в структуре молекул РНК, а также с содержанием РНК в тех или иных образованиях мозга. Многие утверждают, что через ДНК нам передается генетическая память от наших предков.

Однако вполне однозначных и убедительных ответов на вопросы пока что не получено. Поэтому высказанные выше предположения можно рассматривать лишь в качестве любопытных гипотез.

Официальна версия такова, что память формируется несколькими участками мозга: височные доли, кора головного мозга, мозжечок и гипоталамус, который играет важную роль, поскольку именно в нем и происходят процессы запоминания. Все это между собой связанно нейронными связями. Что бы сохранить текущую информацию мозг использует оперативную память — кору головного мозга, а чтобы сохранить информацию надолго он использует «жесткий диск» — тот самый гипоталамус. Представленная версия звучит очень даже любопытно. Только разве человеческий мозг – компьютер?

Вряд ли ученые, вскрыв человеческий мозг, найдут там табличку умножения, правила дорожного движения, Большую советскую энциклопедию, ноты «Лунной сонаты» Бетховена, воспоминания детства, первый поцелуй. Хотя исследователи не теряют надежд. Есть даже смельчаки, готовые оцифровать ваш мозг, заморозить его и «качать» оттуда знания, воспоминания; возможно даже таким образом «воскрешать», клонировать человека. Предпринимались попытки «пересаживать» воспоминания моллюскам, и аргументация такого выбора субъекта исследования состояла в том, что мозг моллюска и мозг человека подобны. Суть эксперимента в том, что одного моллюска били слабым током, потом проводили махинации с «пересаживанием» воспоминания другим моллюскам и также начинали бить их током. Совсем не удивительно, что бедные моллюски реагировали таким же способом, как и первый моллюск. Полагаю, дело в рефлексах. Но «экспериментаторы» заявили: «мы пересадили память и теперь, возможно, со временем сможем «провернуть» это на человеке». Звучит как фраза из фантастического фильма. К слову, есть много интересных современных фильмов на подобную тему. К примеру, фильм «Вне себя», где богатый мужчина «пересаживает» свое сознание в молодое тело, чтобы жить вечно, и у главного героя (актера Райана Рейнольдса) идет борьба между его сознанием и сознанием старика. Другим примером является замечательный фильм «Репродукция» с Киану Ривзом в главной роли, где герой «отцифровывает» мозг своей семьи после автомобильной аварии, в результате которой все погибли. И он может даже управлять воспоминаниями, стирать ненужные, так как все «переведено» в цифровой формат.

Обратите внимание, фильмы фантастические, и вряд ли когда-то человечеству удастся провернуть подобную махинацию с сознанием. Можно конечно и дальше фантазировать. Это будет прекрасным материалом для кинематографа и для любителей научного фэнтези. Такие фильмы наберут хорошие рейтинги. Но тогда ученым нужно подаваться не в нейронауку, а в сценаристы.

Морской заяц Aplysia californica ( именно с ним проводился експеримент по «пересадке» памяти )

 

Откуда возникло ложное представление о мозге?

Разумеется, «все новое — это хорошо забытое старое». Корни такого представления уходят далеко в историю, но окончательно оно сложилось с приходом компьютеров, примерно в 1940 году. Полвека психологи, нейробиологи, нейрофизиологи и другие «эксперты по вопросам человеческого сознания» упорно утверждали, что человеческий мозг работает как компьютер. Такая точка зрения достигла максимального развития в книге «Компьютер и мозг» (1958), в которой математик Джон фон Нейман решительно заявил, что функция нервной системы человека является «цифровой при отсутствии доказательств в пользу противного». Обратите внимание, математик рассуждал о памяти! Хоть он и признавал, что о роли мозга в работе интеллекта и памяти известно очень мало, ученый проводил параллели между компонентами компьютерных машин того времени и участками человеческого мозга.

Предположим на минуту, что это действительно так. И начнем изучение человеческого «компьютера» с момента рождения ребенка. Вот он только родился. Представьте, его гипоталамус как «чистый диск». И сразу возникает несоответствие. Если память младенца чиста, и на нее не производились записи информации, тогда откуда у младенца столько рефлексов?  К примеру, те, что помогают ему выживать: сосательный; поисковый; защитный; рефлекс плакать; рефлекс, который сигнализирует о «проблеме» («хочу есть», «хочу спать») и другие?

Одной из гипотез нейробиологов является наличие у человека генетической памяти, согласно которой все передается через ДНК и РНК. Допустим. Это логично, что природа встроила нам эти рефлексы для выживания. Но дайте младенцу подержать палец… Откуда у него такая сильная хватка? Зачем она ему? Почему младенец так быстро обучается, быстро понимает, что с ним происходит (к примеру, как поступать в разных ситуациях), обучается даже манипуляциям? Как так, что на первом году жизни он начинает сначала ползать, потом сидеть, затем резко ходить, и говорить? Ведь никто с рождения не записывает на его «диск» информацию такого рода как разные данные, правила, лексику, алгоритмы, программы, модели, образы, процессоры, подпрограммы, кодеры, декодеры, символы и буфера — те элементы, которые позволяют цифровым компьютерам вести себя в какой-то степени «разумно». Мало того, что этих вещей у нас нет с рождения, они не развиваются у нас и в течении жизни. Хотя, безусловно, у ребенка есть родители, которые желают своим чадам только добра, и ввиду своей нетерпеливости они учат детей сидеть, ходить и говорить. Но это только потому, что они нетерпеливые. У родителей, которые не занимаются «гимнастиками» и разного рода «упражнениями» со своими детьми, детки с «чистым диском памяти» также рано или поздно «становятся на ноги», и начинают ходить.

Как объяснить такое свойство человеческого «компьютера»? Необъяснимо, но факт. Человеческий мозг точно не компьютер, и память человека точно не зависит от записей на гипоталамусе. Разумеется, версию о том, что память хранится в мозге как в компьютере, можно и нужно подвергать сомнению.

Ученые пошли дальше, и в ходе эксперимента на крысах определили объём человеческой памяти, и он составляет 1 млн Гб информации! При этом среднестатистический человек использует только несколько процентов от этого объема, что принято считать абсолютно нормальным. Ученые говорят, что «забывать даже полезно, так как тем самым можно запоминать что-то новое». Звучит, конечно, странно, поскольку зачем освобождать место для новой информации, если, согласно их гипотезе, у человека в памяти остается еще достаточно много свободного «места»?

С другой стороны, существует и другая категория людей, которые способны запоминать большие объёмы информации, причем помнить ее долго. Таких людей «исследователи» чаще всего называют «аномальными», и связывают возможности некоторых из этих людей непосредственно с недугами, других они называют шарлатанами и фокусниками, а некоторых – феноменами, которые скорее являются «исключениями из правил». Истории известно достаточно много личностей, чьи «свойства памяти» удивляли современников, и продолжают удивлять ученых сегодня. Это мудрые правители, родоначальники, военные, гениальные композиторы и деятели искусств, писатели, математики, изобретатели, просто отдельно взятые люди. К примеру, Александр Македонский, Юлий Цезарь, персидский царь Кир, Наполеон. Они, со слов их современников, знали каждого воина своих армий в лицо и по имени. Как объяснить такую способность их памяти? Скорее всего, такие способности им были нужны для ведения боя и управлением армией. Возможно, они знали что-то важное, чего не знали не их последователи, не многие нейробиологи? Не думаю, что познания строения мозга помогли им в этом преуспеть.

Так, изобретатель Никола Тесла говорил на английском, словацком, чешском, немецком, итальянском, французском и латинском языках. Он мог не записывать свои изобретения, обладая способностью представлять свои изобретения в мельчайших деталях, рисовать с ходу схемы на песке, и мог ездить на машине без топлива. Личность Теслы называют не как иначе как феноменальной. Его исследования и открытия вызывают множество споров до сих пор. К примеру, как ему удалось обогнать своих современников в области изобретений? Ответа на этот вопрос нет.  Другими примерами являются гениальные композиторы Бетховен и Моцарт, которые могли с помощью своей музыкальной памяти сочинять феноменальные произведения. И если углубится в исследования дальше, то соберется такой список известных личностей, что его хватит на целую увесистую книгу. Вывод из этого один: такие люди были, и они демонстрировали необычайные способности в своей области, в частности и благодаря навыкам памяти, что, разумеется, разбивает в пух и прах версию о том, что «мы забываем, для того, чтобы запоминать новое».

Никола Тесла

 

Рассмотрим еще один пример. Англичанину Доминику О’Брайену запрещено посещение казино всех стран мира. Это неудивительно: Доминик обладает феноменальной памятью, поэтому запомнить карты в колоде для него не составляет труда. Для изучения нового языка О’Брайену достаточно двух-трех дней, а в час он запоминает около 300 новых слов. В 1994 году он даже стал чемпионом мира по памяти, запомнив 152 китайских слова за 15 минут.

Американская актриса Мэрилу Хеннер получила известность не только благодаря своим ролям. Медики и физиологи исследуют ее автобиографическую память. Это явление назвали гипертимезией. Чтобы вспомнить события жизни, Мэрилу не нужно прилагать усилий. Ее память работает как устройство видеозаписи, позволяя отмотать и воспроизвести любой фрагмент. Благодаря такому феномену Хеннер помнит тысячи человеческих лиц. По словам актрисы, она воспринимает свою особенность как дар и никогда не испытывала неудобств.

Другая обладательница этого «дара» Джилл Прайс стала первой, у кого диагностировали удивительный синдром. По словам Джилл, это происходит бесконечно и неконтролируемо. К тому же все плохие воспоминания в ее голове остаются такими же яркими и отчетливыми, как и много лет назад. В 2008 году Прайс написала автобиографическую книгу «Женщина, неспособная забыть». Благодаря возросшему интересу к исследованиям в этой области гипертимезию подтвердили еще у неск​ольких человек.

Американец Ким Пик, ставший прототипом героя фильма «Человек дождя», запоминал за несколько секунд страницу текста, наизусть знал 12 тысяч ранее прочитанных книг, помнил карты всех городов и автомагистралей США, а также легко мог сказать день недели для любой даты в календаре за последние 2000 лет. К слову, феномен Пика ученые решили пояснить просто, описав явление термином «синдром саванта» — редкое проявление у человека экстраординарных способностей в одной или нескольких узких областях и обычно сопровождается некоторой формой нарушений в развитии, как например, аутизм или синдром Аспергера (как своего рода «компенсация от болезни»). То есть, в одной плоскости у человека —  отклонение, а в другой плоскости — улучшение способностей. Получается, что с точки зрения этой «теории», выдвинутой учеными, для того, чтобы улучшить память, нужно иметь какую-то болезнь? Проще говоря, чтобы «развилась» память, нужно ослепнуть, оглохнуть, перестать ходить и так далее. Таким образом, у человека обострится реакция, и как следствие – станут лучше использоваться все возможности памяти. Почему я на это обращаю внимание? Примерно так описывают феномены памяти деятелей искусства, которые потеряли зрение или слух, но продолжали трудиться над своим увлечением по памяти. Исследователи скажут, что «они потеряли важный для них орган чувства, и поэтому память обострилась». Допустим. В таком случае это «блуждающие нейроны помогли»? Голова то у них цела, а там мозг — хранилище памяти.

Можно ли считать память только свойством нервной системы и мозга? Однозначно, нет. В истории известно много случаев, которые не поддаются такой логике. Все мы привыкли считать, что травмы головы повлекут за собой проблемы с памятью, амнезию и тому подобное. Но факты говорят об обратном.

Так, самым известным случаем является история Финеаса Гейджа, жившего в конце 19 века. Он был ничем не примечательным строителем американских железных дорог. Но стал он известен благодаря тому, что смог выжить после того, как сквозь его мозг прошел железный прут, размером с лом. К удивлению рабочих, уже через несколько минут после происшествия, он мог говорить и ходить. После курса реабилитации мужчина полностью оправился. Разумеется, от перенесенной травмы у него осталась огромная вмятина на голове, пониженное зрение на левом глазу. Но кроме того, что Гейдж немного стал более грубым, начал матерно ругаться, не мог терпеть критику и принимать советы от друзей, в нем ничего не поменялось. Он также думал, ходил, говорил и помнил все.

Финеас Гейдж

 

Не менее удивительный случай произошел в середине 80-х годов с профессиональным аквалангистом Франко Липари из города Трапани на Западной Сицилии. В ходе борьбы с рыбой-мечем, рострум рыбы вонзился в его голову слева от носа. Пытаясь освободиться, рыба-меч стала сильно биться. С ужасным скрежетом, отозвавшимся в мозгу человека, костяной рострум сломался. Друг, пытаясь вынуть кусок меча клещами, обломил торчащий у носа конец. Обломок имел длину 16 см и был расположен под углом 25 градусов к основанию черепа, проходя слева направо и сверху вниз. История с дальнейшей попыткой вытащить обломок является отдельной темой, но, по сути, обломок все-таки вытащили (врач просто подошел и дернул обломок рукой, не задев при этом жизненоважных артерий). И юноша остался жив. Кроме этого, после периода реабилитации, имея в последствии небольшой шрам, он продолжал нормально существовать и нырять с аквалангом!

Еще одним примером является невероятное событие, которое случилось в 1996 году с 29-летним Оскаром Гарсиа Чирино. 14 октября он, шатаясь, переступил порог городской больницы с головой, пробитой насквозь гарпуном, выпущенным из ружья для подводной охоты. Ныряльщик добрался туда без посторонней помощи. Оскар работал инспектором-ловцом на одном из водохранилищ близ Гаваны. В тот злополучный день он вместе с приятелем охотился на рыбу. Увлекшись, напарник Оскара перепутал его в водорослях и тине с крупной рыбой и, прицелившись, выстрелил в голову. Несчастье произошло в 80 метрах от берега, и всю дистанцию до спасательной станции Оскар проплыл сам. Во время транспортировки в больницу его не покидали ни сознание, ни координация движений. Несмотря на беспрецедентность случая, врачи не растерялись. Они сразу приступили к извлечению гарпуна из головы. Вначале стрелу пилили с двух сторон, затем прочную нержавеющую сталь пришлось перекусить клещами. После этого была проведена сложнейшая операция по извлечению инородного тела, в момент которой пострадавший второй раз подвергался смертельной опасности. В настоящее время Оскар чувствует себя нормально и даже не исключает, что вновь вернется к своему любимому делу — подводной охоте.

В 2002 году маленькая девочка из Голландии пережила тяжелую операцию из-за нейроинфекции (диагноз «синдром Расмуссена»). Ей удалили левое полушарие мозга, в котором, как до сих пор принято считать, находятся речевые центры. Сегодня же ребенок поражает врачей-профессионалов тем, что она прекрасно освоила два языка и изучает третий. Девочка разговаривает со своей сестрой на совершенном для своего возраста голландском, а с матерью общается по-турецки. После этого случая Доктор Йоханнес Боргстайн, наблюдающий маленькую голландку, посоветовал своим студентам «забыть все нейрофизиологические теории, которые они изучают сейчас, и будут изучать впоследствии».

Другим примером является 22-летний студент из шотландского города Шеффилд, страдающий мигренями. Он удивил медицинских светил. Доктор направил его на рентген, но снимок черепа показал отсутствие головного мозга. В медицинской карте студента имелась практически безнадежная запись: гидроцефалия. Вследствие такого заболевания больные умирают в раннем возрасте, а если выживают, то, как правило, остаются дебилами. В данном случае студент не только является полноценным человеком, но и отличается высоким уровнем IQ, который у него равен 126, что несколько выше среднего значения.

Рассмотрим еще один случай жизни без мозга: французский мужчина обратился в клинику с жалобой на слабость в левой ноге. Врач направил его на томографию, и в результате МРТ врачи выявили, что мозг пациента на 90% заполнен жидкостью. Сразу возникает вопрос: а где же гипоталамус, и как в таком случае работают нейронные связи?

Каким образом можно объяснить столь невероятные факты? Есть версия, что в экстремальных условиях одни участки мозга могут заменять другие. Но как можно объяснить такую ситуацию, если, к примеру, от самого мозга практически ничего не остается? Вероятно, никакая замена не поможет.

Возникает вполне логичный вопрос: какая из теорий сознания, выдвинутых нейрофизиологами, может объяснить эти неоспоримые исторические факты?

Подводя небольшой итог на основании вышеизложенного, можно говорить о том, что память точно не расположена в человеческом мозгу, за нее не отвечают нейронные связи, и она не записывается на конкретную часть ДНК и РНК.

На этом можно было бы поставить жирную точку, но возникает странное чувство того, что кому-то нужно, что бы мы думали именно так. Что человек заканчивается собственным носом, что память расположена в мозге, и сознание также; что все в нашей жизни зависит от нейронных связей; что люди являются «примитивными существами», не способными использовать объём памяти в 1 млн Гб. Но если такие «умники» появляются, то они обязательно «называются» больными, жуликами или просто какими-то «необъяснимыми феноменами». Их пытаются завести в тупик, в какие-то рамки и навязать стереотипы.

Вероятно, кому-то нужно, что бы мы так думали, мыслили заданными категориями, что бы мы ограничивались узким кругозором, что бы у нас не возникало лишних вопросов… Так кому это выгодно? И зачем?