Тайна не может быть для всех. Экспедиция во Францию

Подготовка к экспедиции — особенная «невидимая» часть научно-исследовательской деятельности. И всякий раз в наших НИИ на этапе подготовки деятельность буквально кипит, поскольку работа одновременно проводится по нескольким векторам. Так, первый вектор — это задача определиться, куда и почему мы поедем. В данном ключе важно выбрать не просто страну (например, Франция), а именно наиболее значимый для исследовательской работы исторический регион. И безусловно, на этом этапе реализуется масштабный анализ материалов, с сопутствующим подробным изучением архивных документов, памятников архитектуры, старых фотографий, рисунков и древних рукописей. Этим вопросом занимается личный ассистент академика О.В. Мальцева Алиса Новосёлова вместе со своим подразделением. Второй вектор — техническое обеспечение. Технический вектор включает буквально всё: фотоаппараты (цифровые, пленочные), видеокамеры, планшеты, телефоны, специальные средства связи и так далее. За этот вектор отвечают эксперты концерна BigGuns Photo совместно с личным аппарат ом Олега Викторовича. Вектор третий — научно-исследовательский материал. Научные сотрудники нескольких НИИ проводят селекцию и отбор, переработку, анализ, перевод всех необходимых материалов, которые в дальнейшем послужат базой для сравнительно-сопоставительного анализа итогов и результатов экспедиции, а также их верификации. Нередко таковые наработки становятся фундаментом на будущее — основой и трамплином для проведения последующих исследований на территории этой страны. Вектор четвертый — освещение результатов вовне. Иными словами, это работа СМИ и тех экспертов, которые компетентно информируют научный мир о ходе самой экспедиции, открытиях, добытых артефактах, новых тайнах и последующих планах. И такое издание существует у экспедиционного корпуса — научно-популярный журнал «Экспедиция». Что же, раз стадию подготовки к экспедиции осветили, значит, пришла пора немного рассказать непосредственно о самой экспедиции во Францию.

 

 

 

Исследовательский материал

Что такое Франция?  Иронично вспоминаются несколько высказываний об этой стране. Например, Марк Твен писал: «Франция — страна, где нет ни зимы, ни лета, ни нравственности; в остальном же это чудесный край». Историк и поэт Альфонс де Ламартин считал, что «Франция — страна гибкая. В ней быстро поднимаются даже с дивана». При этом, нередко встречаются и негативные высказывания о Франции. Так, Луи Себастьян Мерсье, между прочим, французский поэт 18 века, писал, что все рынки Парижа «грязные, отвратительные». На самом деле автор многое поведал и рассказал об этой стране в 6-ти томах «Истории Франции». Собственно, известные личности 18-19 века в противовес восторженным и хвалебным одам в адрес Франции довольно часто высказывались нелестно и противоречиво.

Итак, как только вы слышите слово «Франция», какой образ у вас возникает? С чем лично у вас ассоциируется «Франция»? Вряд ли стоит останавливаться на стереотипах 21 века, рассуждая исключительно про Эйфелеву башню, круассаны или французские булочки и воинственного Наполеона Бонапарта. С точки зрения исследования, речь идёт о более глубоком и значимом, нежели стереотип или имидж. Что именно создало облик нынешней Франции? Той державы, что мы знаем сегодня?

Да, пожалуй, правильнее было бы ответить не «что», а «кто». Современное восприятие Франции заложил и создал великий француз Александр Дюма-отец. Напомним, что практически у каждого советского гражданина обязательно в личной библиотеке было несколько томов А. Дюма  (а то и полное собрание сочинений). Если кто и не читал книги Дюма, то определённо смотрел их экранизации: «Три мушкетера», «Граф Монте Кристо», «Графиня де Монсоро» и так далее. В произведениях Дюма читателю рисуется героическая, коварная и восхитительная Франция, полная интриг, тайн, бравой юности и плещущей живости.

Впрочем, кое-что уже наводит на размышления. Восприятие Франции двояко. И почему-то об этой «медали о двух гранях» нечасто говорят открыто. Одно дело — прототипологические образы и сценарии, запечатленные Дюма. С другой — исторические сюжеты, далеко не всегда совпадающие с авторским взглядом.

Так, при подготовке к экспедиции академик Олег Мальцев высказал такое наблюдение: «Я всегда опасаюсь государств, которые придуманы. Почему? Поскольку довольно сложно понять, где вымысел, а где правда». Откуда эта «двоякость»? Отложим в сторону  томик Дюма и вспомним ещё одну значимую личность для французской истории. Знакомьтесь: мсье Видок. Загадочный герой и при этом преступник Эжен Франсуа Видок. Его называют «отцом» уголовного розыска, по сути, он же является прообразом первого частного детектива. В своей книге «Записки Видока» (1828) «отец уголовного розыска» показывает читателю совершенно другую Францию: преступную, воровскую; мир по ту сторону черты законов, морали и высоких правил этикета, мир, для которого  грабежи и  убийства — обыденность. Видок стал первым, кто открыто описал преступный мир Франции 18го века; ранее этого рубежа ни одной аналогичной книги не найти. И, конечно же, «Записки Видока» (и прочие произведения) в литературной среде не просто не остались незамеченными — они породили настоящий взрыв и ажиотаж. В последствие о преступном мире писал, например,  Эжен Сю в «Парижских тайнах» (1842). К слову, Э.Сю является основоположником уголовно-сенсационного жанра. Эту традицию укрепили Оноре де Бальзак «Человеческая комедия» (1815-48); Виктор Гюго «Отверженные» (1845), «Собор Парижской Богоматери» (1831); Эмиль Габорио «Дело вдовы Леруж» (1866) и так далее. Почему я делаю акцент именно на этих авторов? Дело в том, что каждый из них при создании собственных произведений  в какой-то степени использовал или прототип Видока, или его истории. Кстати, американский писатель Эдгар По, один из законодателей  детективного жанра, тоже «не прошел мимо» и в книге «Убийство на улице Морг» (1841) описывает не только Париж, но и прямо говорит о Видоке.

Итак, в 19 веке активно развивалось два ключевых направления в литературе.

В общем, по какому-то странному стечению обстоятельств в 30-х годах 19 века во Франции многие начинают писать о преступности. В этот период времени литературная среда наперебой и в красках показывает французскую преступность. Параллельно, по не менее странному стечению обстоятельств, активно развивается криминология.

На этапе знакомства с историей Франции у каждого исследователя  появляется ряд вопросов. И не стоит полагать, что в 21 веке на все эти вопросы есть ответы. Всё как раз наоборот: ответов мало. Каким образом одно из самых старейших и сильных государств Европы, наряду с Испанией и Германией, пришло чуть ли не в упадочное состояние и растеряло свое могущество? Почему и как столько незаметно утратило мировое господство? Неужели кому-то потребовалось «придавить» Францию и оттеснить на задний план? И, конечно же, стоит учесть, что первая буржуазная революция прошла в Нидерландах, а спустя время, словно волнами, революции захлестнули все европейские страны. Естественно, тому сопутствовали самые разные последствия; формирование юридической системы, судебного аппарата, появление новых законов и т.д. Однако, не вдаваясь в частности, дабы не рисковать остаться «погребённым заживо» под тоннами исторических событий и свершений, сформулируем центральный и самый главный вопрос: что же такое Франция?

Эта исследовательская работа началась задолго до поездки во Францию. И на данном этапе (пятый день экспедиции) неизвестно, что экспедиционная группа найдет во Франции. Есть ряд наработок, глубоко изучается французский криминал. Также проводится анализ трудов великих мыслителей, философа, писателей и поэтов, историков, военачальников, политических деятелей 17-19 века; в частности, важно понять, кто и что говорил о Франции в эти периоды ПОЧЕМУ. В дальнейшем, изречения будут сравниваться с тем, что научная группа увидит во Франции, а подтверждения или опровержение этим словам будут зафиксированы серией фотографий. В планах исследовать территории: регион Оверни со столицей Клермон-Ферран, а также Гасконь и Нормандию.

Параллельно с исследованием Франции проходят съёмки учебного фильма. Фильм посвящён тематике исследования неизвестной территорию; будет показано, как действует экспедиционная группа, как происходят взлом и концептуализация, пошагово и детально, очень подробно. В этом фильме Олег Викторович поэтапно расскажет и продемонстрирует, как он с фотоаппаратом в руках изучает и «читает»  архитектурное наследие и «взламывает», то есть дешифрует целые храмы и города. Руководитель Экспедиционного корпуса объяснит, почему происходит фотосъёмка и анализ как композиций, так и конкретных объектов и символов; почему в один день выбирают одну конфигурацию работы, а в другой — иную конфигурацию; почему используются те или иные камеры и объективы, а где-то и вовсе снимают только на пленку. И самое главное, Олег Викторович покажет, как возникает концептуализация.

«Можно было бы, конечно, написать книгу, но я думаю, фильм в данном случае — лучшее решение», — Ph.D. Олег Мальцев

 

Передовая группа, отдельного подразделения Института Памяти в научно-исследовательской экспедиции во Франции!!!

 

 

Учения перед экспедицией

В силу сложившейся геополитической обстановки экспедиционная группа выехала на неделю раньше запланированных сроков с дальнейшим местом базирования в Мюнхене. Однако эта вынужденная мера нисколько не помешала ни проведению серии лекций о том, как проводится исследовательская работы, ни возможности проветрить и «провернуть» все оборудование, ни самой подготовке. Напротив, появилась превосходная возможность провести глобальные учения экспедиционного корпуса на территории Баварии и Австрии. Каждый день члены экспедиционной группы выполняли специальные упражнения, благодаря которым обретаются и укрепляются навыки проведения научно-исследовательской деятельности на территории других государств.

В планах на время учений стояло: отработка технических систем обеспечения реализации задуманного в экспедиции; отработка подходов, связанных с интеллектуальными задачами, вопросами, анализом информации, полученной в ходе исследования; разбор различных методов исследования, в частности, как подходить к вопросу концептуализации — в результате чего и получается тот искомый продукт, что становится либо знаниями, либо технологией, либо системой, либо еще чем-то. По итогу будет создан видео-учебник по научно-исследовательской работе. Этот курс в дальнейшем будет преподаваться в экспедиционном корпусе, и не только для будущих коллег, но и с целью повышения квалификации  действующих членов экспедиционной группы, сотрудников научных институтов и других подразделений.

 

Экспедиционная группа в работе. Франция 2022г

 

В одной из бесед Олег Мальцев рассказал о тренировках, которые проходили перед экспедицией и о том, как реализуется работа непосредственно  в экспедиции.

«Эти тренировки не только встряхнули личный состав, тем самым подняв боевой дух, но и дали возможность многим из экспедиционной группы обрести новые навыки. В этих учениях было хорошо и то, что одновременно с нами работал практически весь состав экспедиционного корпуса за исключением некоторых людей, которые в этот момент работали в наших институтах, научных изданиях, снабжая нас необходимой информацией и исследовательским материалом для работы во Франции.

В один из дней мы посетили монастырь в городе Тегернзе (Германия). Итак, вот при входе в храм буквально написано «Молчи и слушай», а внутри такая надпись: «Лишь не многие знаю правду». Что означает это послание от наших предшественников?

«Лишь не многие знают в этом мире правду, поэтому молчи и слушай, когда тебе говорят». Иными словами, чтобы что-то сделать, требуется понять, КАК это сделать. И если ты не тренируешься, не слушаешь умных людей, регулярно не совершенствующееся и не повышаешь свою квалификацию, тебе будет достаточно сложно работать в этом резко меняющемся мире.

Объективность — мать победы
Стоит ли говорить, насколько важно понимание этого принципа. Почему экспедиционный корпус — успешное подразделение и предприятие? Потому что мы с первого дня всех сотрудников, партнеров, коллег, ученых, которые с нами работают – всех приучаем к объективности. Лучше смотреть в лицо фактам, чем в лицо поражениям. Поэтому, когда я анализирую, как современный бизнес работает в нынешних условиях войны, я понимаю, что они совершенно не умеют этого делать и на то есть причины. А нам придется с вами, вероятнее всего, в самом ближайшем будущем работать в условиях гибридных войн на разных континентах, и бизнесу придётся как-то существовать дальше. Наши подразделения — и Экспедиционный корпус, в том числе, — существовали в условиях гибридной войны в 2014 году, развивались и качественно выполняли свои обязательства, нормально работали. Мы работали в условиях разного рода, даже в средах объективно сложных территориальных единиц, таких как Мексика, Кейптаун и тд. И везде мы добивались успеха. Мы выполняли поставленные задачи и обязательства перед нашими клиентами, коллегами и так далее. Мы возвращались с победой из всех экспедиций. По факту, у нас огромный опыт работы в сложных условиях.

В целом, я решил попробовать на базе древней веры написать книгу по безопасности, а именно о том, что сейчас происходит в мире. За 3 дня работы уже сделано 20 глав. Название книги планируется такое: «Глобальные угрозы и политический маркетинг». Это будет следующая книга по безопасности XXI века.

 

«Франция как она есть…» Фото О.В.Мальцева

 

 

«Тайна не может быть для всех.
Она потому и тайна, что она известна единицам».

Несколько слов о «взломе», концептуализации и разрешении комплексных научных задач. Представьте, что вы в режиме ограниченного времени исследуете архитектурное наследие, скажем, некоего древнего норманнского храма. Если вы не воспринимаете, что и где стоит (речь идёт об архитектурных элементах), если не понимаете целостный композиции, многозначительности каждого символа, что же, вам будет очень тяжело понять, что запечатлено и «написано» в том или ином храме. Тот же принцип и в фотографии: если вы постоянно не работаете над композицией, вам очень тяжело осмыслить, кто и что хотел сказать своей фотографией.

Поделюсь комментарием на предмет того, что я заметил по фотосъемке. Когда фотографируешь на пленку, тебе легче думается. Конечно, прежде чем сделать кадр, тебе приходится всё, что ты видишь, соединять  в уме в единую композицию и только после этого фотографировать. Когда фотографируешь на «цифру», ты можешь вообще композицию мысленно не обрабатывать: допустим, тебе что-то понравилось и ты просто нажал кнопку. Плёнка заставляет концептуализировать то, что ты видел. Цифра – нет, не заставляет, то есть ты можешь это делать, а можешь и не делать. А так как человек — существо ленивое, он не станет утруждать свой ум и разум, предпочитая фотографировать то, что нравится. Поэтому в момент съёмки многих объектов я убрал цифру и взял в руки плёночный фотоаппарат. Да, порой приходится немного помучиться, но и результатов на выходе стало намного больше.

Нам нужно помнить каждую минут, что работая на неизвестной территории, нам прежде всего требуется  осмыслить и понять концепцию данной территории. И для решения этой задачи одного дня не всегда хватает. Например, исследуя Нидерланды, мне понадобилась неделя, чтобы понять концепцию территории. И только через неделю появилась концепция контроля фортификаций территории, т.е., система контроля инфраструктуры, и только после осмысления концепции все начало перед нами раскрываться и становиться понятным.

Исследуя неизвестную территорию, вам должны быть интересны не только храмы, символы и люди, но и то, как они живут, какие у них дома, например. Например, пересекая Мексику, наблюдая один и тот же пейзаж — дома в виде будок, рядом с которыми возвышаются величественные замки, — начинаешь понимать, «здесь что-то не так», не может быть такого, что раньше, пару веков тому назад мексиканцы возводили такие монументальные архитектурные сооружения, а сегодня не в состоянии построить себе нормальное жилище. При этом местные жители всячески путаются вас убедить что это величественные сооружения строили их предки, то есть коренные жители Мексики. А разница такая между строениями «тогда» и «сейчас» объясняется некой  утратой технологий.

На самом же деле, никаких технологий у коренных мексиканцев никогда и не было. И то же самое я могу сейчас сказать про Оверни, а именно местечко Клермон. Люди, проживающие в Оверни «здесь и сейчас», не имеют никакого отношения к тем архитектурным сооружениям, которые были построены много веков назад. А вот, в Рейне, напротив,  вы увидите другую картину: не только величественные замки, но и не менее величественные дома. Очень легко сопоставить разницу «тогда и сейчас», контраст очевидный. И вроде бы, как принято считать, мы живём в 21 веке, нас должна щедро одаривать эволюция, и тем не менее, наблюдается некая странная тенденция:  все современное, только ухудшается, а все древнее на фоне нынешнего только улучшается. И осознавая такую разницу сейчас в 21 веке, можем весьма чётко заключить: нынешнее население, проживающее в той или иной исторической области (как в Оверни), к древним архитектурным сооружениям не имеют никакого отношения. Это наблюдение свидетельствует о том, что историческое наследие создано совершенно другой цивилизацией, другими людьми. Конечно же, подобное рассуждение влечёт за собой вереницу новых вопросов: какие технологии позволили людям древности сделать то, что мы не можем сегодня? Кто строил и возводил столь мощные фортификации, храмы, сопоры и прочие монументы? Почему конкретно в этой области? Почему здесь? Для чего? И так далее.

Как бы ты ни готовился к экспедиции, любая подготовка — не более чем «разминка мозгов» перед поездкой в экспедицию. Как только ты попадаешь в среду исследования, все наработки отодвигаются в сторону. Да, впоследствии они дополняет экспедиционные находки и открытия, но не более того. Главное – это механизмы концептуализации. То есть очень важно уметь думать концепциями, уметь их видеть; это то, чем мы с вами занимались в прошлом году и что делаем сейчас. Эти механизмы — самые важные. Если у исследователя и учёного нет навыка мышления концепциями, он будет вырывать из контекста один символ, а всё остальное для него просто пропадёт, а значит, и толку никакого не будет».

 

Экспедиционная группа в работе. Франция 2022г

 

Безусловно, это первая экспедиция во Францию. А первая экспедиция на неизвестную территорию, по сути, —  разведка. И в таких поездках всегда сложно спрогнозировать, что именно добудут наши исследователи. Но то, что «добыча» будет значимая и существенная — это мы уже можем сказать сегодня. Так было в течение, как минимум, 8-ми лет деятельности Экспедиционного корпуса; и благодаря технологиям, научной системе работы на неизвестной территории и организации деятельности, выстроенной академиком Олегом Мальцевым, мы определённо можем сказать: впереди — новые концепции и открытия, а заучит, и новые монографии, научно-популярные полезные книги, технологии и продукты.

 

Автор статьи: старший научный сотрудник, журналист Алёна Меревская