Наследие или приговор? Неизвестная Дестреза. Акт 2

«Человек, который не сомневается в своём знании, ежедневно не занимается, ежедневно не поверяет себя и своё знание на прочность — обречён на поражение.

Франсиско Лоренс де Рада

 

«Защита от истинной науки об оружии и ответ, данный полевым маэстро Франсиско Лоренсом де Рада, рыцарем Ордена Св. Сантьяго, маркизом де лас Торрес де Рада, старшим канцлером и бессменным секретарем Королевской Аудиенсии новой Испании и острова Санто-Доминго и Филиппин».

 

Приветствую вас, уважаемые дамы и господа!

В контексте данной статьи мы продолжим знакомство с сокрушительным для общепринятой европейской истории фехтования трактатом – трудом господина Франсиско де Рада, практика Дестрезы, Воина, рыцаря ордена Святого Сантьяго.

В преддверии рассказа о новых открытиях и наблюдениях, которые я бы хотел осветить, полагаю, полезно будет напомнить о первой статье — «Крах европейской истории фехтования». Однозначно рекомендую вам не проходить мимо и причаститься «свету Дестрезы», так сказать, пробивающемуся сквозь толщу вековой необразованности, как луч солнца пробивается сквозь толщу смутных облаков.

Однако довольно лирики. Повторюсь, когда впервые мне попал в руки трактат господина де Рада, я, конечно, понимал, что мексиканские источники для научного исследования будет представлять ценность, но даже не догадывался, какую роль и даже «злую шутку» одна книга может сыграть с «неокрепшими умами».

Данная статья более направлена на объяснения определенных явлений и очень интересных фактов, которые, вероятнее всего, читателю будут не совсем понятны без определённых демонстраций.

В первую очередь я бы хотел обратить внимание на важные практические принципы, которые описывает де Рада в своём труде, в частности, принципы эти касаются не только плоскости фехтования, но и любых иных, в которых положено побеждать.

Прежде представляю вам цитату из данного трактата:

«…изучив доктрину дона Луиса Пачеко де Нарваэса и продолжая ее применять, совершая бесчисленные действия в присутствии господ-наместников, я не должен ставить её под сомнение, собрав столько материалов (…) а именно: приложив усилия при изучении книг, трудов отважных учителей, следуя за ними, изучая учение дона Луиса, дающее понимание многих добрых правил, которые разъясняют и исправляют множество ошибок, совершенных в прошлом. Так что исправляйте и корректируйте свои недостатки, согласно которым его работы представляют указания, чтобы узнать о них, чтобы ваша милость могла достигнуть чего пожелает, для большего знания части, такой же умозрительной, как и практика. Так что больше используя это, вы получаете защиту в стойке, предотвращение и защиту объекта Дестрезы: разгоняя, прерывая, и предотвращая все замыслы врага: разочаровывая их и оставляя их сломанными и побежденными».

Итак, первичный принцип, на который указывает командор Франсиско Лоренс Де Рада говорит о том, что люди образованные, хитрые, смелые, отчаянные — эти люди очень быстро себя корректируют, поскольку имеют образование. Де Рада пишет о том, что подготовленные люди быстро понимают по ходу ситуации «что происходит не так» и оперативно корректируют подход и тактику действий, как говорится, «по ходу пьесы». И далее командор добавляет: «Неприятность ваша заключается в том, что вы лишь хотите обладать знаниями. Это печально!»

И вот в чём причина. Человек, который не сомневается в своём знании, который ежедневно не занимается, ежедневно не поверяет себя и своё знание на прочность — обречён на поражение. Другими словами, если у человека существует некое «статистическое знание», и он эти данные превратил в убеждения, а затем убеждения и вовсе затвердели, и стали незыблемы, такой человек не сможет откорректировать себя по ходу ситуации столкновения с противником. Исход столкновения будет печальным. Увы, но индивид с твёрдыми и неизменными убеждениями будет всякий раз терпеть сокрушительное поражение в любом поединке. Представьте себе, что вам может встретиться некий соперник; и вдруг на деле он окажется не таким, как вы его себе нарисовали в воображении. Другими словами, ваши ожидания относительно этого противника будут обмануты, и в итоге в конце вы получите не победу и овации, но поражение.

Недаром в своей книге Франсиско Де Рада неоднократно отмечает, что «…мы — рыцари Ордена Святого Сантьяго, равно как и рыцари других орденов — мы были образованными. А потому, приходя на новые земли (на завоёванные территории в ходе Конкисты – прим. автора), мы быстро себя корректировали под те обстоятельства, которые нас там встречали. Именно это нам позволило повысить уровень знания и понимания Дестрезы до очень высокого».

По сути своей, о чём господин де Рада пишет? Он объясняет, что Дестреза, которую дали Иеронимо де Карранза и Пачеко де Нарваэс в определенный момент времени — это взгляд де Карранза на Дестрезу, и взгляд Нарваэс на Дестрезу. Иеронимо Санчес де Карранза пишет о том, что Дестреза основана на науке. Наука корректирует Дестрезу в зависимости от обстоятельств. И вот это пояснение у Карранза – относительно необходимости корректировки на основании Науки — почему-то никто не читает. В дальнейшем разные люди, охочие до испанского фехтования, просто повторяют либо за Нарваэс, либо за Карранза. Но задуматься над тем фактом, что все мы разные, что существуют психофизиологические характеристики, свойственные только отдельной личности, что всегда придётся делать поправку на особенности климата географической территории (горы, пустыня, лес – пространство, где предстоит воевать). Эти и другие параметры требуют корректировки. Но для воина самая главная причина и побуждение оперативно корректировать себя — это противник!

Следующее явление, на которое надлежит обратить внимание, — это логическая модель №2. Напоминаю, что ранее мы уже говорили о логическое модели скорпиона, применимой в поединке. Теперь же мы поговорим о логической модели работы с противником.

Итак, Франсиско де Рада пишет: «Люди, которые нам противостояли (…) — были лучники с мечом за спиной». Да, противниками испанских конкистадоров, в том числе, были воины-лучники, которые могли, во-первых, стрелять издалека. Безусловно, испанские рыцари были ловкими в силу подготовки, и стрелы не являлись помехой. Проблемы начинались в момент сокращения дистанции – сразу в ход шёл меч, который был удобно расположен за спиной – и поначалу даже очень умелые воины не успевали справиться с такой атакой меча из-за спины. В чём кроется причина?

С точки зрения доктрины Дестрезы, что требовалось сделать рыцарю (какие действия совершить), чтобы начать атаковать?

Итак, нужно было:

А) достать шпагу, которая по обыкновению расположена на поясе (она длинная, как видите). Далее нужно

Б) выставить руку вперёд,

В) принять позицию и после этого начинать фехтовать.

Итого – три действия.

 

Рассмотрим, как действовали «лучники, с мечом за спиной» — они просто вынимали меч и били сверху! Это одно короткое естественное действие.

 

 

 

То есть, пока испанец долго вынимал шпагу, «дикарь» просто доставал меч и сразу атаковал.

Вот потому де Рада и пишет: «…наши люди (…) мгновенно начали терпеть поражение на близкой дистанции». Не забываем, что оружием рыцарей была длинная испанская шпага. Они ее пытались доставать и не могли – не успевали. У противников мечи были короче, они были расположены за спиной; такой лучник мог беспрепятственно вытащить меч из—за спины и нанести удар сразу, сверху-вниз.

 

И если бы не «КОРРЕКТИРОВКА», то по сути поражения были бы бесконечны, вероятно, не было бы той громогласной Конкисты вовсе. Тем-то рыцари, люди подготовленные, и отличаются от аборигенов: способностью к анализу, способностью к мышлению. Они распознали логическую модель, увидели её, поняли причину поражений и быстро откорректировались по требованиям конкретной территории. И хотя шпага испанская длинная, хотя доспехи у конкистадоров были прочные (стрелы их не пробивали), задачи, которые перед ними возникали — короткие поединки в условиях города или даже при столкновении в джунглях), — требовали корректировки. В противном случае рыцари неминуемо терпели поражения из-за привычного положения меча.

И, как вы понимаете, война — это не дуэль. На войне скорость доставания оружия — это критическая величина. Именно так: скорость доставания оружия и приведения его в боевое состояние — это критическая величина. Если ты не успел достать оружие, ты просто убит. И конечно, как вы понимаете, так называемые «фехтовальные школы 21 века», вообще не уделяют внимание этому аспекту. Другими словами, не говорится о том, что мало иметь нож в кармане. Каковы механизмы, образно говоря, доставания ножа, как он попадает в руку, как переводится в боевое состояние — этим вопросом сегодня не занимаются.

А всё почему? Объясним языком Франсиско де Рада: эти «Маэстро» никогда не воевали и поэтому не знают о том, что скорость привидения оружья в боевое состояние — это ключевой параметр.

Далее, в ходе практики и исследования я отметил, что на деле эта логическая модель и сама позиция лучника достаточно интересна по множеству причин.

Франческо Антонио Маттей

 

Первое, о чём стоит побеседовать, — это о Неаполитанском стиле Испанского фехтования Калабрии и Сицилии. Вернее, речь пойдёт о школе Антонио Маттея. По сути своей, в школе Маттея базовыми считаются 2 удара — это прямой выпад и удар сверху.

И вот, поучившись на объяснениях де Рада о корректировке на базе науки, как говорится, «стесняюсь спросить», откуда же эти два удара «родом»? Где корни?

Сегодня ответ уже известен: перед нами —  результат ранее описанной корректировки, произведённой в условиях испанской экспансии в Мексике. Напомним также о «специальном учреждении – Академии обмана», о котором также говорили в предшествующей статье.

В чём достоинство прямого выпада? Прямой выпад решает всё на скорости. Это один удар без парирования. К прямому удару «добавился» ещё и удар сверху — в конечном итоге получилось два удара.

Далее предлагаю сосредоточить внимание на самой позиции.

 

В Дестрезе существует три позиции:

  • Оборонительная — с выставленной рукой вперёд;
  • Наступательная – положение шпаги или меча под 45 градусов;
  • Пружинная — меч взведен.

 

Особенно меня зацепил тот описанный де Рада факт, что на войне позиция, при которой рука не взведена уже изначально, в момент старта поединка, сама по себе не играющая. В дуэли применение иной позиции возможно, на войне — нет.

Почему так?  Воспроизведение двух действий (вытащить шпагу и взвести руку) – занимает бесценное время. На войне допустима только та позиция, при которой рука взведена сразу под удар. Никакой другой позицией из Дестрезы, кроме атакующей, на войне руководствоваться нельзя. В случаях, когда вопрос касается дуэли — тогда да; можно все три позиции использовать; на войне же всё иначе: вы не сможете «грациозно становиться в стойку» — вам этого попросту никто не позволит (хотите вы этого или нет). И прежде, чем фехтовать, придётся шпагу достать.

Именно эта история, проистекающая из исследования второй логической модели «лучник с мечом за спиной» позволила понять суть происхождения такого вида вооружения, как фалкон. Сам Франсиско де Рада описывает «фалкон», как «второе оружие, находящееся за спиной». По сути, меч/шпага крепились на поясе, а фалькон – за спиной. И в бою можно было начинать атакующие действия либо с фалконом, либо с основным оружием. В этом суть: фалкон появился как второе оружие, как альтернатива шпаги. В случаях, при которых шпагу доставать долго и неудобно, например, на ближней дистанции, целесообразнее использовать второе оружие (то, что за спиной). В противном случае требуется время на вынимание шпагу, для чего нужно отойти на некое расстояние —  пока воин будет совершать эти действия, «лучник с мечом на спине» просто его убьёт.

Несколько слов скажу особо о позиции. Может показаться, что предлагаемая как результат корректировки «индейская позиция» — неудобна. Но это только на первый взгляд.

Итак, как её занять? Для начала я достаю меч сверху и выстраиваю против соперника, встраивая в руку, как стрелу (представьте модель стрелы и тетивы). Вторую руку опускаю (на боку); левая нога впереди.

 

Да, действительно поначалу складывается впечатление, что таковая «индейская позиция» крайне неудобная. Командор поясняет в трактате, что тому причина – наша логика. В силу привычной логики кажется, что шпага должна быть выставлена впереди, защищая корпус, что именно так целесообразнее решать какую-то задачу.

На данном этапе я бы хотел провести первую демонстрацию — показать, как начинать работать из этой стойки.

 

 

 

Обратите внимание, пожалуйста, на то, как я принял шпагу — на сильную сторону меча, что даёт мне рычаг для следующего удара. Теперь, когда соперник будет вынимать свой меч, на вынимании я его атакую. Также эффективны и реверсные движения.

Итак, не стоит задача научиться фехтовать в «индейской позиции»; как видно из демонстрации, позиция эта крайне эффективная и позволяет:

— во-первых, бить противника сразу. Поскольку рука взведена под удар, атаковать противника можно мгновенно, без лишнего подготовительного движения. Не следует ожидать, пока противник вас ударит. Повторюсь: это не оборонительная позиция, это наступательная позиция, не требующая ожиданий.

— во-вторых, для европейца таковая стойка нелогична, что обеспечит 100% неожиданность производимых вами действий;

— «индейская стойка» — весьма защищенная позиция, так как рука взведена сразу;

— при работе с коротким клинком (не со шпагой) «индейская стойка» даёт огромную вариативность действий;

— отдельно обратим внимание на работающую левую руку, которая постоянно перехватывает либо меч противника, либо руку с мечом противника. Некогда Король обмана Антонио Маттей писал, что самое безопасное положение в фехтовании – когда у противника рука захвачена со шпагой (что обеспечивает управляемую конструкцию);

— отличная позиция, чтобы бескомпромиссно атаковать противника, когда у него замкнута рука; как вы понимаете, при таком положении противник не способен атаковать, поскольку его рука заблокирована. Ваша же вторая рука, к слову, не заблокирована, так как она свободно располагается сзади, а значит, и вторым оружием представляется возможным нанести удар противнику в незащищенную плоскость.

Подводя промежуточный итог отметим, что сама по себе идея этой позиции как раз принадлежит Франсиско Лоренсу де Рада. «Индейская стойка» — это обобщённый опыт, результат корректировки рыцарей, сражавшихся на территории Мексики, Перу, Аргентины и т.д., и т.п. (и прочие страны нынешней Латинской Америки). Люди, которые воевали против конкистадоров, имели иное, неевропейское представление о том, как надлежит воевать, что обусловило необходимость произвести корректировку.

Впоследствии, в тренировочных поединках между собой, выяснилась крайняя эффективность этой позиции. Обратим внимание и на то, как в последствии «индейская» позиция и принципы этой позиции определили облик итальянского фехтования.

Итальянское фехтование, по сути своей, построено на принципах «индейской» позиции, только об этом в 21 веке никто не знает.

В предшествующей статье «Крах Европейской истории фехтования» мы уже говорили о причинах, определивших облик Неаполитанского стиля испанского фехтования. Этот стиль был «выкован» в завоеваниях Конкисты и закалён в боях. В ходе проверки временем система словно «описала круг» (Европа – Латинская Америка – Европа) и вернулась в исконные, родне края – юг Италии. Как начиналось формирование системы с Калабрии и с Сицилии, так в этих землях и завершилось формирование. Сегодня мы эту систему знаем, как Неаполитанское фехтование.

В качестве проверочного ключа к полученным выводам мы могли бы ещё раз обратиться к школе Неаполитанского Маэстро, «Короля обмана», господина Антонио Маттея. Рекомендую провести небольшой самостоятельный эксперимент: рассмотреть трактаты Маттея и обратить внимание на 2 ключевых удара. Именно с них начинается изучение Неаполитанского стиля Маэстро Антонио Маттея.

И впоследствии, как сам Маттей и говорил, эти принципы определили, облик Итальянского фехтования. Вспомните знаменитое «парирование рукой», которое, в частности, описывает Франческо Альфиери. С одной стороны, Альфиери показывает вещи, которые не свойственны никакому фехтованию (например, как шпагу парируют свободной рукой). Но теперь акценты расставлены и можно заключить: все эти «странности» пришли из Мексики.

Не могу не поделиться и наблюдением, породившем следующую гипотезу: вероятнее всего, даты существующих ныне трактатов, были изменены. Понимаете ли, даты изданий и переизданий (особенно трактатов венецианских) не всегда сходятся с фактическими системами, что использовали в поединках или на дуэлях.  К слову, очень легко менять обложку трактата, но весьма непросто — менять сами книги (содержимое). Следовательно, сколько раз менялась обложка у книги, столько у неё и было изданий. Более того, книги такого рода – учебники для элиты — издавались фактически только на Венеции (в одном месте), а значит, и менять было очень легко. Не требовалось «бегать по всей Европе», отслеживать тиражи, менять маркировки издательских домов…всё можно было корректировать прямо на Венеции.

Иными словами, скорее всего, и трактат Жерара Тибо написан не в 1628 году. И, предположительно, венецианские трактаты под авторством Николо Джиганти, Сальваторе Фабриса, Камилло Агриппа написаны не 15-16 веках. Однако и Агриппа, и Джиганти так или иначе пытаются иллюстрировать и пояснять уже известную нам «индейскую стойку». Вся их проблема заключается лишь в непонимании исторических и логических основ.  Они не говорят (в силу отсутствия знания), что стойка подразумевает некую позицию с натянутым луком и мечом-стрелой (а вторая рука убирается, чтобы не мешалась).

Эта позиция «родом» из Мексики (что господам «маэстро венецианским попросту неизвестно). Они не понимают первопричину, необходимость того, что они делают. Так действует человек, который пытается скопировать авторитетного мастера, а затем на свой лад вынужден пытаться объяснять скопированный тактический элемент по-своему. И это массовое явление мы уже обсуждали подробно в первой статье: мы говорили о том, как некие люди путём «смешивания», подражания, сведения в «микс» пытаются создать какую-то свою систему, а она не получается, потому что она не прошла войну. Из-за этого.

В рамках исследования и практических демонстраций мне был задан вопрос о том, похожа ли так называемая «индейская стойка» на стойку африканского типа. Определённо – сходство прослеживается! Однако логическая африканская модель несколько иная — вместо меча и лука в Африке использовались копьё и палка. Впрочем, обе модели, в бою, проявили себя как рабочие.

Опять-таки, отдельно отмечу тот факт, что в трактате Франсиско де Рада мы встречаем описание логических моделей, подходов, исторических фактов, которые прежде  в других трактатах не встречались. Командор Де Рада начинает раскрывать тайну испанского фехтования, тайну корректировки – и это очень важный момент.

Обратите внимание, что обсуждаемая «индейская стойка» — позиция реверсная. То есть, я могу на одном месте вращаться как колонна и возвращаться в исходную же позицию с любого положения. При этом приём оружия противника постоянно приходится на сильную сторону меча.

 

В качестве эксперимента также рекомендую поразмыслить, какую вариативность предоставляет «индейская стойка» при работе со стилетом или дагой. Особенно в узком или замкнутом пространстве, где неудобно работать с длинной шпагой или мечом (и совсем иное дело – стилет или норманнский кинжал).

Более того, нам только поначалу «кажется», что позицию «индейскую» очень легко атаковать. На самом деле при изменении логики на неевропейскую, удары мгновенно становятся крайне сложными, потому что навстречу всегда направлен меч, а значит, любой реверс позволяет пропустить шпагу мимо себя, а последующий удар навстречу может произойти в любой момент.

В качестве промежуточного итога ещё раз отметим: позиция, описанная командором де Рада даёт солидные преимущества перед противником. И ежели некоторое время посвятить изучению этой стойки, фехтуя в этой позиции, понять логику «индейской стойки», поработать несколько над стилем А.Маттея, то на практике можно будет не только в эффективности убедиться, но и удостовериться, что сама позиция уже изначально в сути своей содержит обман. Как говорится, недаром Антонио Маттея называли Королём обмана.

 

Со стороны может сложиться впечатление, что «происходит некое странное фехтование». Безусловно, данный подход – неевропейский по происхождению. До момента возвращения испанских конкистадоров на родные земли такого стиля и не существовало в Европе. По идее общепринятой фехтовальной позиции, я должен стоять с выставленной правой ногой вперёд, со шпагой в руках. Далее, исходя из этого, я должен что-то решать, в частности, занимать углы (так называемый «испанский угол»). Однако я «действую нелогично»: вращаюсь, иногда ухожу в углы, опять применяю принцип колонны, поворачиваю корпус, опять следуют «реверс, угол, реверс», что позволяет постоянно менять углы атаки, углы нанесения ударов. И самое главное: «индейская стойка» постоянно блокирует руку противника с мечом, делая его беспомощным.  И даже если вы «промазали на выпаде», но при этом одновременно схватили руку противника с мечом, то следующий ваш выпад уже нацелен в противника, что обеспечивает победоносный исход.

Акцентирую внимание и на том, что командор ордена Святого Сантьяго прямо говорит, что предыдущую мудрость Дестрезы (мудрость предшественников) никто не оспаривает и не отменяет. «Индейская стойка» и прочие логические модели и принципы обогатили Дестрезу, добавив эффективности, но сами откорректированные системы не отменяют предыдущей Дестрезы, что крайне важно.

Другими словами, мы не меняем Дестрезу. Мы её корректируем, улучшаем, как пишет де Рада. Да, то, что написал Иеронимо де Карранза — незыблемо. То, что написал Пачеко де Нарваэс — незыблемо. Но данные, предложенные корректировки, существуют и имеют право на жизнь, ввиду фактического боевого опыта. Как уже говорилось ранее, согласно учения де Карранза, «Дестрезу корректирует наука». А потому, следовательно, мы и располагаем результатами научно-практической корректировки, произведённой в сражениях на мексиканской, аргентинской и прочих территориях, что и было в дальнейшем включено в Дестрезу с целью недопущения поражения.

Недаром Терракуза и Вентура пишет о том, что «Неаполитанское фехтование — это цветок всех наций», что означает буквально: «…мы просто в ходе военных сражений откорректировались на разных территориях — в Африке, в Мексике, в Аргентине и на прочих землях. Испанские рыцари дрались на всех континентах, и никто их не мог победить, потому что они были образованы, наукой корректировали себя, учитывая требования и особенности противника. Именно понимали сильные стороны противника и нейтрализовали эти сильные стороны, создавая себе преимущества перед противником.

Сегодня, результат мы видим на примере Неаполитанского стиля испанского фехтования.

И он глубоко отличается примером южно-итальянских мастеров фехтования, которые, напомним, имели прямое отношение как к Ордену Святого Сантьяго (в Неаполе Орден Святого Сантьяго обладает своей территорией), так и к Ордену Иисуса Христа. Немаловажно  и то, что мастера «не действовали поодиночке» — беседы маэстро и общение друг с другом – непременно способствовало корректировке эффективности (с небольшой поправкой – интересуют только те люди, которые сами прошли боевые сражения и имеют действительные основания говорить о корректировке).

 

На данном этапе анализа предлагаю перейти к следующим аспектам науки побеждать, которые очень важны для фехтования, но, увы, чаще всего человеку непонятны или попросту неизвестны.

Франсиско де Рада пишет о том, что у человека существуют неких 3 (три) силы. Делая поправку на перевод с испанского языка, я построюсь пояснить сказанное де Рада простым научным языком.

Итак, первую силу командор называет «Память». По сути, речь идёт о «силе помнить».

То есть, в любой ситуации человек должен помнить всё необходимое для разрешения ситуации, что, безусловно, случается не всегда. Почему так? Де Рада описывает три проблемы:

  1. У человека короткая память: он не помнит того, что ему нужно бы помнить;
  2. Человек не корректирует свою память (о чём м уже говорили в предшествующем блоке).
  3. Далее Франсиско де Рада пишет: проблема любого фехтовальщика кроется именно в незыблемости его убеждений. В том-то и проблема, что убеждения всегда временные. Логично, в частности: если вы в бою себя не откорректируете под требования географической территории, под особенности противников, под их вооружение и так далее, вас просто убьют. Поэтому свои убеждения требуется менять очень быстро. Как? Только на научной основе, что и предписано Дестрезой: надлежит искать решения на основании науки.

«Помнить» — это первая сила, которая существует у рыцаря, как говорит командор де Рада.

Вторая сила — это «Понимание», как описывает де Рада.

Понимать — очень важно. Однако же у человека как раз с пониманием отношения складываются весьма сложно. Причина одна: понимание отсутствует в силу незыблемости убеждений у человека – наступает момент, когда он думает, что всё знает.

Это следующая беда, которая ждёт рыцаря, и которая приведёт его к поражению. Ему кажется, что он и так все знает, ему понимать ничего не надо. А понимать, как акцентирует де Рада, требуется каждую минуту. Война — это такая среда, где понимать происходящее жизненно необходимо каждую минуту. Анализировать, делать выводы, корректировать, анализировать, делать выводы, себя корректировать — это бесконечный процесс совершенствования на войне, если ты хочешь остаться в живых.

Недвусмысленно далее пишет командор: «Война подобна жизни». То есть, если человек не приучит себя так жить в процессе жизни и деятельности, то на войне эту привычку он приобрести не сможет. Если изначально его неправильно учили, будет беда. И как вы представляете, изложенное в трактате командором де Рада — это и филиппинский опыт, и мексиканский опыт, и аргентинский опыт — это совокупный опыт длительных боевых действий. Комплексное понимание, взращённое на основе опыта войны на колонизированных территориях в период Испанской конкисты.

Франсиско де Рада говорит о том, что третья сила — это Воля.

И опять же, напомню о том, что мы имеем дело с переводом с испанского языка. Автор трактата не подразумевает «волю» как изначальную психологическую или философскую категорию. Он говорит так: «…это то, что вы делаете», по сути это конфликт между «хочу и надо. К примеру, я должен выбрать какой-то подход или инструмент, который решит задачу, а мне хочется выбрать что-то другое, или как-то по-другому поступить. Здесь подразумевается любой конфликт, возникающий между «личными желаниями и требованиями вовне»; и далеко не секрет, что конфликт этот постоянно присутствует в жизни любого человека.

Данный конфликт по сути возникает как конфликт авторитетов. И опять-таки, вместо того, чтобы повторять за кем-то (пусть и даже очень авторитетной фигурой), надо понимать, ЧТО и КАК делать. Имитация и понимание – разные явления!

Если говорить простейшим языком, вместо того, чтобы держаться за глупых неэффективных авторитетов и слушать некомпетентных людей, надлежит думать собственной головой, искать собственные решения, подчиняться собственной воле.

И то, что вы читаете в данной статье — это первичное знакомство, демонстрация. К примеру, существует некая программа освоения этой стойки, как поясняет де Рада. Но важно иное: «индейская стойка» даёт вам преимущества перед другим фехтовальщиком.

Итак, подведём итоги, дамы и господа.

Во-первых, мы выяснили, что существует некая стойка, которая не похожа на исходную позицию в Дестрезе. Обозначим её, соответственно, как четвёртую стойку в Дестрезе. Командор де Рада представляет её как «индейскую стойку» — отметим её крайнюю эффективность и то, что по характеру она атакующая, а не оборонительная или контратакующая.

Далее в трактате была представлена логическая модель скорпиона. Напомним и о том, что эта логическая модель в криминальной традиции даже превратилась в наколку, обозначающую, что её владелец — фехтовальщик-убийца, мастер ножа.

Следующей выявленной логической моделью стала модель «лучника с мечом за спиной»; мы рассмотрели её особенности и показали ряд демонстраций. То есть, по сути, мы на определенный шаг продвинулись в области изучения непосредственно мексиканской Дестрезы.

И, безусловно, в скором будущем нас с вами ожидает и третья статья, посвящённая завершению знакомства с трудом о мексиканской Дестрезе.

P.S.

Мне часто задают вопросы, дескать «…а почему сегодня то, что демонстрируют современные мастера категорически не соответствует описываемому в трактатах»? Почему сами трактаты никто не потрудился перевести или ознакомиться с их содержанием каким-то иным способом? Дельные вопросы, дамы и господа.

Как бы парадоксально это ни звучало, но сам командор Ордена Святого Сантьяго Франсиско де Рада писал, что его труд – «…это клинок в бок всем «деятелям искусств». Да и не один трактат он написал, к слову. Уже сегодня у меня на руках ещё три труда де Рада – безусловно, подлинники на испанском языке.

Не премину сказать, что, к сожалению, некоторые «средневековые трактаты» скорее на рекламу своей школы похожи, нежели на достойный трактат по фехтованию. Многие документы не содержат ни обсуждения, ни научно-обоснованного размышления – лишь позиционирование собственных домыслов.

По правде, маэстро Неаполитанского стиля испанского фехтования, Бласко Флорио — один из последних мастеров клинка, который чётко объясняет премудрости науки фехтования и обосновывает свои слова. После его трактата «Наука фехтования» 1844 года издания, всё словно кануло в лету.

А ПОЧЕМУ ТАК? Всё просто. Дестреза – не для всех. Эта наука не для простолюдина. Дестреза — для интеллектуала, а не для людей «с альтернативным мышлением и творческим подходом». Это – завет науки побеждать, проверенный временем и кровью.

 

Степень влияния нашего учения показывает насколько хорошо образована ваша милость.

Признайтесь в беспорядочных амбициях, которые заставили вас стать изысканным и уникальным фантазером. Исправьте общий вред тех, кто, следуя за ними, потеряет жизнь…

 

Связаться с экспертом