Флоренция и бандитские 90-е: другой взгляд

Наблюдая за текущей Флорентийской экспедицией и имея за спиной, 4е года экспедиционной деятельности по Европе и Миру, я невольно пришел к такому выводу, что Тоскана не отличается насыщенностью и концентрацией объектов, такой, как мы можем видеть это на юге или севере Италии, на Сицилии или в Венеции.

Начитанный и подверженный общественному мнению читатель возразит мне — как же так, ведь столица Тосканы, Флоренция считается культурной столицей мира, это то место, где зародился Ренессанс, колыбель современной науки и великих мастеров архитектуры и живописи, которыми мы по сей день восхищаемся.

Да, все верно, однако факт остается фактом, ступая ногой на улочки в Венецию камеры не опускаются, пленки меняются одна за одной, в экспедиционном архиве на полках контактных листов лежат еще пачки не перебранных пленок, эту же ситуацию мы наблюдаем в Палермо. Однако во Флоренции, Пизе и других городах Тосканы мы этого не наблюдаем, шедевры и памятники мировой культуры есть, но они единичны.

 

Исходя из этих наблюдений я решил изложить гипотезу и модель, как это выглядит и почему так.

Всем известно, что север Италии принадлежал двум империям Венецианской и Генуэзской, Юг же в свою очередь принадлежал Неаполитанскому королевству, которое входило в Испанскую империю. Флоренция и другие города равнинной Тосканы были самостоятельными — городами государствами, где правили семьи отнюдь не королевского рода, они были торговцами или же банкирами. В Флоренции правили Медичи, в Милане были Сфорца, В Риме Борджиа и т.д. Безусловно эти семьи или даже династии были богаты, что позволяло им создать вокруг себя ореол короны, к которой они не имели отношения. Как они это делали? Эти великие семьи и личности окружали себя действительно выдающимися художниками, архитекторами, учеными, инженерами покровительствуя им. Таким образом величие культуры, науки и искусства не уступало имперским, однако чему оно служило? Всё это величие культуры служило тщеславию этих банкиров. И данная теория только подтверждает вывод экспедиционного корпуса, что Тоскана является колыбелью 52 технологии, напомню, что это технология обмана. Эти люди, таким способом, хотели показать всему миру, что они тоже имеют власть над ним, но при этом не могли выбраться из вечных междоусобных воин, не выходя дальше своего небольшого кусочка земли, в то время, как империи действительно покоряли весь мир. Карл V говорил: «В моей империи никогда не садится солнце». 

Именно поэтому мы видим разрозненные шедевры искусства в этих городах-государствах, а на имперской территории мы видим целостную систему, где искусство, наука, архитектура подчинены единой цели и системе.

Нельзя назвать Медичи или Борджиа не выдающимися людьми, однако их не возможно сравнить с такими личностями, как Франческо Виллардито, Луис Пачеко  де Нарваезе и других ключевых личностей испанской империи, искусство и наука и покровительство  которых служило глобальному делу — становлению власти на всех континентах мира, а не только в одном городе.

 

Исходя из выше сказанного, что бы читатель яснее увидел тот образ, который я хочу донести, приведу модель, которая ярко покажет, как эти две системы выглядят. Всем известно, что история повторяется и существует понятие прототипа. Так вот этот же феномен мы наблюдали не так давно в 90-е года, безусловно с меньшим размахом, но суть от этого не меняется. Вспомним, как «новые русские» очень быстро обогатившиеся покупали предметы искусства, нанимали талантливых архитекторов, что бы построить себе огромные дома, где-то на Рублевке или Конче-Заспе наполняя ее всяческими произведениями искусства, старинными предметами и просто «блестяшками». Сравнивать уровень подготовки и образования тех же Медичи и «Новых русских» тяжело, однако сама модель очень прототипологична. К тому же, если почитать «Историю Флоренции» Николо Макиавелли и новостные сводки 90-х мы увидим, что способы добывания власти у них не сильно отличаются.

Своей статьей я не хочу развенчать или как-либо принизить величие искусства Флоренции, так как глупо отрицать факты. Однако в результате мы получили великих художников, архитекторов и ученых с их непревзойденными шедеврами, которые сделали им имена. На имперских же территориях искусство послужило наследию Европейского мистицизма, целостной системой, учебником, который мы по сей день можем изучать и черпать знания.

Связаться с экспертом