Метаморфозы Европейского мистицизма

“Первая задача истории — воздержаться от лжи,
вторая — не утаивать правды,
третья — не давать никакого повода заподозрить себя
в пристрастии или в предвзятой враждебности”
Марк Туллий Цицерон

 

Настоящая статья посвящена истории Европейского мистицизма и его метаморфозам — тому, как состоялось превращение Европейского мистицизма в современную науку. С целью раскрытия темы обязательно стоит начать с истории становления религиозно-рыцарских орденов Европы.
Тема рыцарских орденов Европы не менее актуальна в 21 веке, чем триста лет назад. Причин тому несколько. Во-первых, несмотря на парадигму фактов, всё ещё открыта некая дискуссия о том «…что вообще делали рыцарские ордена в Европе» и «…кому это было нужно». Во-вторых, некоторые исторические события сегодня выступают спорными. Как известно, «историю пишут победители» — и сколько раз представители правящих классов или заинтересованные лица переписывали историю, какие документы являются подлинными, а какие – самая натуральная бездарная подделка – всё это хитросплетение действительности и домыслов — как запутанный клубок, за которым не видно главного: роли самого тайного древнего знания — Европейского мистицизма.
На протяжении всей истории религиозные рыцарские ордена были хранителями знаний Европейского мистицизма. Именно эти структуры реализовывали роль активных университетов, передавая поколениям тайны науки.

 

Приступим к рассмотрению ключевого вопроса: почему и для чего Европейский мистицизм «потрудился» над тем, чтобы возникла современная наука?

И начнём мы наше логическое повествование с отвлечённого на первый взгляд явления. Причём замечу, явление это совершенно современное и для нас с вами важное – это наше образование. Рано ли поздно (чаще уже поздно), анализируя студенческие годы и особенно предлагаемую ВУЗом программу, человек приходит к умозаключению, что если бы стояла задача действительно чему-то научиться, то программа дисциплин и их содержание должны быть построены иначе. И тем не менее, качество передаваемой в университетах и институтах информации никак не удовлетворяет современные запросы рынка и никаким образом не способствует приобретению хоть сколь-нибудь полезных навыков. Видимо, перед ВУЗами задача кого-то «научить» просто не стоит.

Вполне естественно возникает вопрос: «Какая же задача преследуется в таком случае?»
В поисках ответов рассмотрим ряд любопытных исторических фактов.
После того, как в 16-17 веках произошла Буржуазная революция, в Европе у хозяев производств быстрыми темпам возникла растущая потребность разобраться с тем, как передавать знания и обучать людей обращаться с определёнными механизмами – напоминаем, речь идёт о становлении массового производства: о заводах, фабриках, цехах и прочее. Машины и механизмы потребовалось обсуживать в соответствии с технологиями развивающегося производства. И, безусловно, стояла задача быстрого и качественного обучения, в том числе, в условиях развития рынка возникающей конкуренции. Технологические знания нужно было как-то предоставить, а для того требовались некие иные условия, которых ранее, до Буржуазных революций попросту не существовало.
После Октябрьской революции в России в 1917 году партийные деятели не просто так «ринулись» ликвидировать безграмотность и просвещать советский народ. Люди, которых предполагалось использовать в качестве рабочей силы, были абсолютно безграмотные и бестолковые. Их надо было быстро чему-то научить и сразу «отправить эксплуатировать». И совершенно неважно, кто намеревался эксплуатировать: государство или какой-то конкретный человек. Это не имело значения. Чтобы кого-то в чём-то использовать, необходимо, чтобы этот субъект имел какой-то минимальный уровень подготовки. В противном случае он не способен выполнять свои функциональные обязанности.

Отдельно отметим: под понятием “современная наука” подразумевается тот объём данных, который сформировался уже после Буржуазной революции. Это те знания, которые дали людям для того, чтобы они могли реализовывать производственные задачи в индустриальную эпоху. Эти знания «не возникли из ниоткуда», но были специально подобраны в ограниченном варианте для массы лиц.
Обратим внимание, что финал свершения Буржуазных революций ознаменовался возникновением Европейских республик, в которых расцветала демократия. Но самое важное иное: возникла Эра бизнеса. В этот новый век, чтобы люди смогли работать в бизнесе на разных должностях, необходимо было им дать некоторое ограниченное образование. 

Немаловажно и то, что церковь и наука поделили плоскости влияния в знаниях. Церковный «научный мир» и «академический» — это два разных поля. Как правило, равновесие между ними невозможно само по себе, так как наука – развивающаяся категория, а церковная отрасль — статическая. И в ходе истории неоднократно между «церковью и наукой» возникали конфликты.
Одним словом, «конфликт» и произошёл в определенный момент времени, когда в Советском Союзе учение научного атеизма заняло главенствующую позицию. В Европе также возникли не менее мощные атеистические учения, которые стояли на стороне науки, утверждая, что «Бога нет и что «божественное» — лишь вымысел священников».

Атеизм не возник «внезапно» в 20м веке. Исторические предпосылки относят нас к истокам возникновения протестантизма – к тому моменту, когда от «услуг священников в качестве посредников с Богом» попросту отказались. Таковым выступало первое требование Мартина Лютера, а именно: убрать духовенство. Сегодня на этот факт практически не обращают внимание, но исторические события никуда не пропадают, и влияние отдельных сказывается через века.

 

Существенно и то, что протестанты считали католическую церковь предателями (позиционируем исключительно историческую точку зрения, без оценочных категорий). Бытовала также и такая гипотеза: протестантизм, по сути, — и есть настоящее христианство, в том виде, в котором оно задумывалось; католическая же церковь превратила «божественное и сакральное» в некий «спектакль». И в определенный момент руководители католической структуры изменили своим хозяевам, приняв решение об автономности: мол, они могут здравствовать и самостоятельно, разрешая свои задачи, а не монархий. В ответ на это, королю Испании Карлу V пришлось «воспитать» «забывшихся подданных» в 1527 году; согласно историческим документам именно протестанты в 16 веке взяли штурмом Рим (далеко не самый лицеприятный факт, о котором Католическая церковь предпочитает не распространяться).

 

Важно понимать, что в современной науке заключается тот необходимый объем знаний, который был выборочно извлечён из Европейского мистицизма. Свод «выкроенных» данных передали «простым людям», не аристократической принадлежности, для того чтобы они могли решать задачи, диктуемые Индустриальной Эрой. Затем были выстроены университеты для того, чтобы «новый рабочий класс» мог учится и принимать нужные знания. Церковь взяла себе другую часть науки. Далее представители Наук – новые «учёные мужи» — и церковники не однократно были вовлечены в конфликты и дебаты на предмет того, кому принадлежит «истина». Вопросы «кто прав», а «кого на костёр» неоднократно давал о себе знать в странах обеих сторон света.
Безусловно, может возникнуть вопрос: «На каком основании делаются подобного рода заявления?» Безусловно, выше изложенному существуют доказательства. Существует немалое число документов (от воинских трактатов до церковных архивов). К примеру, рассмотрим трактат 1582 года “Философия оружия”, автор — Иеронимо Санчес Де Карранза. В этом труде нет споров или размышлений: согласно написанному в 16 веке Бог от науки неотделим вообще.

 

У  Бласко Флорио в трактате “Наука фехтования” 1844 года про Бога уже не написано ни слова. Только наука: история, антропология, геометрия и пр.
В НИИ Памяти в ходе исследований и марафона, посвящённого тайнам Европейского мистицизма, был произведён анализ серьёзных источников – особенную роль сыграли трактаты о воинской науке побеждать. Эти труды выступали основой жизни и деятельности того периода. То, что предлагается сегодня в виде книг (в том числе, о мистицизме и истории науки), изобретено заинтересованными лицами не ранее конца XIX века. Что немаловажно, иные труды и вовсе намеренно состарены: выданы за книги более ранних периодов для того, чтобы «древностью происхождения» обосновывать необходимые теории и придавать им значимости и веса.

Рассмотрим такой пример. Большинство людей считает, что английский язык существовал всегда, но на самом деле это не так. Он появился только в XIX веке. Как бы парадоксально это не звучало, никто в Европе ещё 250 лет назад по-английски не говорил. И даже в настоящий момент приехать в Европу со знанием английского языка и только – можно встретиться с немалыми языковыми трудностями и барьером. В Германии, Италии, Испании и пр. странах по-английски «массово» не говорит. На английском разговаривают британцы и американцы, в Европе важен немецкий, испанский, французский и другие языки.
Безусловно, существуют люди, которые знают английский язык по долгу службы (к примеру, полицейским по службе положено знать английский язык). Однако, стоит выехать из города немного в сторону пригорода, как например, уже в Германии никто по-английски не говорит. Показателен и другой пример. В Италии говорят по-английски… в Риме. Есть, безусловно, профессоры, ученые, менеджеры, бизнесмены, которым полагается по службе или в силу деятельности знать английский, но, если обыкновенный турист-иностранец будет ходить-бродить не по Риму, а по другому городу и пытаться разговаривать с людьми по-английски, встречные будут улыбаться, но не более; а на юге Италии и вовсе могут отреагировать неоднозначно.

В качестве эксперимента задайте себе пару вопросов:

  • А что важного написано на этом языке?
  • Какие книги можно будет прочитать на английском языке?
  • Что именно собираетесь прочитать?

 

Ответ на эти вопросы существует: на английском языке, кроме современности и обыденности, больше ничего не написано. Все важные и нужные книги написаны на других языках: на идише, на немецком, на испанском, на итальянском. Ничего о том, как жить и побеждать, не написано по-английски. К примеру, величайший труд по фехтованию 1582 года “Философия оружия” Иеронимо Де Карранза написан на древне-испанском. И исключительно благодаря усилиям академика УАН, PhD Олега Мальцева данный труд переведен на русский язык и находится в открытом доступе в сети Интернет.

Трактат Бласко Флорио “Наука фехтования” 1844 года, который является уже академической научной работой, написан на итальянском языке. Некоторые важные труды написаны на древнегерманском, и проблема в том, что вряд ли большинство людей знают этот язык, и, соответственно не смогут их прочитать.

В качестве наглядного примера обратимся к простой модели. Представим условно, что существует некий железобетонные бункер, в котором пробито 2 небольших отверстия, по типу отверстий для глаз. И вот человек сидит рядом с этим бункером, смотрит в эти 2 отверстия на Европу, как через бинокль, и практически ничего не видит. Его зрение ограничено размерами этих окошек. Этот пример наглядно демонстрирует: знания человека 21 века также условно ограничены этими “отверстиями”. Первоисточники он читать не способен, так как обыкновенно он знает только английский. На этом языке актуальные, важные книги не написаны, а то, что существует по делу — написано на совершенно незнакомом для человека языке, ещё и древнем (древнегерманский, древне-испанский, старофранцузский и пр.). Всё, что непонятно, обыватель попросту игнорирует. А понятное – читает.
Соответственно, от такого «однобокого» экскурса в итоге в распоряжении читателя остаётся строгая зашторенная «английская версия» происходящих событий.
Важно другое: если человеку все же удастся познакомиться и прочитать древние трактаты и книги, написанные на других языках, то эти источники будут прямо опровергать всю информацию, написанную в современных английских источниках. Тем самым станет мгновенно известно, что английская версия истории искусственно создана и написана в начале ХХ века.
Наряду с тем, многие люди просто не знают английского языка. А те, кто знает, например, профессоры, не знают испанского, не знают итальянского и не знают еще достаточно много языков, которые необходимы для того, чтобы эти источники изучить и составить для себя комплексную картину истинного положения вещей.
Рассмотрим еще один пример. Существует некий справочник на английском языке по фехтованию, написанный в XXI веке, который считается академическим справочником, и его используют как базу данных. В нём строго и детально расписано: кто и когда жил, что делал, какие школы основал. Более того, проанализированы все фехтовальные направления и расписана история фехтования с незапамятных времен и до нынешнего дня, как единая нерушимая система. Справочник – это же прекрасно проделанная работа, не так ли? Вопрос в другом – в его содержании и в соответствии качества содержимого на предмет соответствия действительности. Если, к примеру, посетить Юг Италии и обратиться к учёным этого региона рассказать об истории фехтования родного края, то в ответ вы услышите, что они и сами не знают, что на самом деле происходило. Однако, создателям «справочников» эти факты либо неизвестны, либо невыгодны.
Существует немало итальянских источников, на страницах которых авторы спорят друг с другом о том, «от кого пошло фехтование»: от испанцев, или от итальянцев. Авторы, проживавшие на Юге Италии ещё с 1474 года пытались это выяснить! И сегодня учёные мужи и обыватели, им подражая, ссылаются на разные источники, аргументируя разными способами свою точку зрения, и этот спор продолжается уже на протяжении столетий. 100 лет в Италии спорят между собой, кто же положил начало фехтованию! Сами итальянские профессора не знают досконально, а в Великобритании «всё познано и описано». Так и возникает некий парадокс.

Еще одна странность заключается в том, что южно итальянские мастера, написавшие немало весомых книг и трудов по фехтованию, о фехтовании в Великобритании не слышали ничего, и про «великих мастеров», выходцев из «туманного Альбиона» — тоже. Что, впрочем, не мешает британцам продавать свои справочники. С другой стороны, испанские мастера, наравне с итальянскими, также не знакомы ни с трудами, ни со школой английских мастеров. Логичен вопрос: “Кто такие британцы и какое отношение они имеют к науке фехтования?”, поскольку в исторических трудах 15-19 веков в Европе их никто не воспринимает вовсе.

Возникает некая модель. С одной стороны, ученые и профессора, которые 50 лет работают, написали научные академические труды, на основании проведенных полевых исследований, в качестве доказательств используют первоисточники, делают фотографии и многое другое, и при этом эти ученые до сих пор не могут разобраться, что первично, а что вторично. И с другой стороны — англичане, которые «познали истинность происходящего».
Как видим, факты говорят об обратном.
Аналогичная картина сложилась и в американской науке. К слову, согласно официальным историческим документам, США (как явлению) всего 200 лет. Несмотря на общеизвестные факты, сегодня существуют убеждённые люди, которые предполагают, что эта страна «живёт» миллиарды лет, что у неё «потрясающая древняя история», что, конечно, не соответствует действительности. США – это молодое государство — на фоне истории Европы и других частей мира — и тому есть множество подтверждений.

Следует отметить, что учебники, по которым американцы в принципе учатся, основаны на логике “достаточной очевидности”. Такой подход, такой метод даёт недостоверную информацию. Примером такой логики может быть следующее: стоит на улице человек и у него грустная лицо — соответственно логике “достаточной очевидности», такой человек… преступник! А звучать обоснование будет примерно так: “…разве недостаточно очевидно, что он преступник? Вы же только взгляните на него”. Проблематика и в том, что не доказательства нужны, но удобные и даже «красивые» рассуждения. В Европе же принято сформулировать утверждение и обязательно проиллюстрировать его доказательствами, а если доказательств нет, значит, этот человек — лжец. 
Логика “достаточной очевидности“ не предполагает никаких доказательств. Напротив, в Америке человек должен предоставить доказательства, и, если они понравятся тому, кто рассуждает логикой достаточной очевидности”, собеседник возможно когда-нибудь поменяет его мнение, а если у человека не будет доказательств, всё просто: сказанное «уверенным тоном» воспринимается как очевидное, словно истина в последней инстанции.

Как известно, в мире представлены две разные системы права. Так, в определенной части Европы применяют немецкое право, норманнскую систему, а в Великобритании – английскую систему права.
Разница заключается в следующем. Основа демократии в английском праве — презумпция виновности. Обывательским языком опишем эту логику на простой модели: “Вина ваша достаточно очевидна, потому что вы родились человеком с преступными мотивами, вы уже виновны, а если вы не желаете оправдываться — виновны вдвойне”. Суть логики английского права заключается в том, что человек виновен сразу и ему нужно оправдываться. Если он сможет оправдаться, признают его невиновность. Если не сможет оправдаться — он виновен.
У прочих же европейцев — логика немецкого права. Суть заключается в следующем: человек изначально невиновен и не может быть признан виновным до тех пор, пока не доказано обратное. Также в Уголовном кодексе чётко указано, что, если человек обвинил кого-то под видом шутки, он садится на скамью подсудимых. В США и в Великобритании – такого подхода нет.
Следует добавить, что и наука построена по такому же точно принципу. Из этого следует, что европейские ученые должны предъявить доказательства, а британские и американские ученые действуют по другому пути: рассматривается история, в которой доказательства не ищутся; затем пишется статья, желательно профессором в каком-нибудь очень значимом издании научного мира. Статья при этом должна быть просто интересной для читателя, что сразу “достаточно очевидно” делает ее истиной в последней инстанции.

Исходя из этого, у нас возникает несколько видов истории.
«Один вид» истории возникают на том месте, где по факту разворачивались исторические события — на самом месте «театра». Например, достаточно посетить Мюнхен и прогуляться по его центру, чтоб понять, кто строил этот город. Это один вид истории. И, что понятно, никто из США в Мюнхен ехать не собирается. Основная масса людей будет пользоваться теми материалами, которые есть у них в библиотеках, так как такие поездки требуют определенных финансовых расходов.
Второй вид истории — это то, что пишут люди об «исследуемом» предмете, потому что им так «кажется \ выгодно \ интересно». Так действуют фантазёры.
И третий вид источников информации — определённые свидетели, очевидцы событий, которые видели что-то своими глазами или посетили некие места, но при этом никакими учеными они не являются.
Существует также огромное количество источников, сформированных из вторичных данных, которые вообще никто не рассматривает. Рассмотрим на примере библиотеки Палермо: в ней легко обнаружить книги XVIII, XIX веков. При изучении этих трудов выясняется, что книги, опубликованные в XVIII веке, полностью противоречат содержанию книгах XIX века.

 

Наряду с тем существуют люди, которые из поколения в поколение передают прикладные знания. Они сохраняться в «фамилиях» (семьях), религиозных рыцарских орденах, в монашеских орденах. И «носители» этого знания простолюдинам точно ничего не расскажут.
Идентичное явление представляет собой криминальная традиция, которая является идеальным транспортным средством истории, которой нет смысла обманывать. Но «криминальная традиция» также ничего не расскажет. Тайна – основа выживания.

Обратите внимание на парадоксальный факт: если американцы смогли убедить весь мир в том, что они летали на Луну, что можно сделать с Европейской историей?

Обобщив вышесказанное, заключим: необходимо уметь отличать фантазии от фактов, истину от лжи, достоверные источники от выдуманных.

А теперь поговорим о религиозных рыцарских орденах.
Логично, что религиозные рыцарские ордена просто так (словно из воздуха, беспричинно) не возникают. Основой тому послужили разные доктрины.

 

Изначально существовал только один рыцарский орден — Орден Святого Архангела Михаила (Венеция).

Важно обратить внимание на то, что впоследствии рыцарские ордена все более упрощались, то есть, упрощались правила ордена. Если в первом ордене (Святого Архангела Михаила) согласно рыцарской доктрине действовало 160 ограничений, то в последнем ордене оставалось только 1 ограничение из 160 – преданность ордену.

Религиозные рыцарские ордена существует различаются по основополагающим доктринам, всего их три.

Первая доктрина – «люди, сошедшие с Небес». В её основе лежит прототип Архангела Михаила, подобие Архангела Михаила; люди, которые “сошли с небес, и вышли из Храма”

 

Вторая доктрина. Символ ее — Георгий Победоносец. Модель ее рассматривается следующим образом: “люди вошли в Храм и двигаются на небо по лестнице вверх”.

 

Доктрина “сошедших с небес” называется Пастаментом.
Доктрина “движения наверх” называется Жреческой горкой.

Третья доктрина. Она условно называется “кому-то стало надо”. Ее можно представить в виде следующей модели: человеку нужна вооруженная сила для решения его личных задач (ограбить неугодного соседа), и он себе учреждает рыцарский орден, например, орден святого Константина, и собирает в нём рыцарей на определенной идеологической религиозной основе. Поскольку им “также надо”, поскольку интересы совпадают (все хотят поживиться чужим добром), и в результате этот человек начинает использовать этот орден для того, чтобы укреплять и расширять собственную власть.

Соответственно, в заключение можно сказать, что существует всего 3 пути, по которым может пойти человек, чтобы изучить Европейский мистицизм.

Два первых пути — это пути исследования: один ведёт в тупик, а второй — к науке.

Если человек будет отталкиваться от названий (мистика, эзотерика, магия, алхимия и прочее), он попадёт в библиотеки и там останется до конца.
Если человек в своём изыскании будет отталкиваться от потребностей и навыков исторического периода (путем “ключевого навыка эпохи”), его исследовательский корабль посредством фактов и первоисточников причалит к бухте Науки.

Третий путь: вы можете найти человека, который знает науку Европейского мистицизма, и он вам все это объяснит и покажет.

Других способов исследования Европейского мистицизма нет!

Каждому человеку самому выбирать, каким путем идти. Как говорил древние: “На выбор человека и Бог не посягает”. Каждый вправе выбрать тот путь, который он считает наиболее достойным для себя.
Рассмотрим напоследок последний пример — сказку про Буратино. В финале этой сказки, несмотря на все страдания и старания, как известно, у Буратино собственного театра не появляется. Как в сказке, так и в жизни: если человек любит «страшные и ужасные приключения» на своём пути, то приключения в области Европейского мистицизма для него закончатся “разбитым корытом” и бесцельно прожитыми годами.
В данном ключе важен объективный, рациональный и беспристрастный подход, отделяющий правду от выдумок и лжи фантазеров.

“Искать нужно не знание, а Человека,
который истинными знаниями обладает и
может помочь научиться”
(Ph.D. Олег Мальцев)

 

Связаться с экспертом