Ключевой навык эпохи и причина исследовать память

Когда речь идет о каком-либо исследовании, прежде всего, следует задаться вопросом: Кто и Что сделал до меня? Существует целый пласт предшествующих поколений и знаний в области исследования памяти человека. Тем не менее, существует некая проблематика в разнице концепций и мнений, в отсутствии единой модели, которая даст комплексное определение памяти, как системы. Весь этот пласт работы наших предшественников мы могли бы разделить на два подхода: феноменологический подход и эмпирический подход к исследованию памяти.

Феноменология говорит о том, что есть некое явление, у явления есть определенная суть (концепция), она может быть выражена в некой логической модели. У модели существует своя иерархия, соответственно свой функционал, что должно позволить нам дать определение, как самому явлению, так и отдельным его частям. Это подход от единого феномена, до любой точки его составного компонента.

Большинство знаний и открытий относятся к эмпирическому подходу. Этот подход используется, когда мы о явлении ничего не знаем, но у нас есть последствия (проявления) этого явления. Анализируя свод практических данных и функционал данных, предпринимается попытка восстановления целостной системы. Особое внимание эмпирическому подходу было уделено в XIX веке, это период расцвета экспериментальной психологии и эмпирических методов исследования. Выдающийся психиатр и физиолог В.М. Бехтерев в свое время говорил, что мы о гипнозе на практике знаем больше, чем в теории. Это попытка перейти от практических данных, к теоретическим выкладкам. Оба эти подхода, феноменологический и эмпирический, имеют место быть.

В свою очередь, руководитель НИИ Памяти академик Олег Мальцев считает, что вся проблема исследования памяти заключается в непонимании ключевой проблематики исследования. А пока мы не понимаем самого предмета, нам сложно выбрать подход и методы исследования. Самый главный вопрос, с которого нужно начать исследование памяти: Зачем исследовать память?

Есть фундаментальная причина исследования памяти, все остальное второстепенно. Как говорил наш предшественник академик Г.С. Попов: «Для вас всех важно только одно — живы вы, или мертвы. Другого ничего нет». Поэтому, Попов сделал научное открытие, которого никто не ожидал: «У человечества в разные эпохи, существует понятие ключевого навыка. Это ключ к жизни. Нет этого навыка — умер, есть этот навык — живёшь».

Это будет предметом нашей статьи, в которой мы представим фрагмент международного научного марафона НИИ Памяти «Неизвестная бездна», который состоялся в 2018 году.

Именно ключевой навык определяет отношение к памяти. Потому что навык, это категория прямо связанная с памятью. Люди исследуют память на протяжении веков, потому что главный вопрос, который когда-либо стоял на Земле, это вопрос выживания. Внешняя среда ставит перед человеком задачу одного ключевого навыка. Человечество так и развивалось, переходя от одного ключевого навыка эпохи, к другому. Это первичная причина исследования памяти. Но как мы видим, на этапе современных исследований, этот вопрос практически никто не поднимает, чаще все сводится к запоминанию информации.

Обратите внимание на изучение иностранных языков, никто не станет спорить, что это связано с памятью. Все ли люди учат иностранные языки, хотя бы английский? Не все. Потому что знание иностранного языка не является ключевым навыком для выживания. То есть, это не критично. Ключевой навык — это всегда критично, это то, от чего зависит жизнь человека. По сути, ключевой навык — это ключ к жизни. Если у человека нет ключевого навыка, он обречен быть рабом. Когда-то умение держать в руках шпагу или меч, было ключевым навыком. Это позволяло дольше прожить на планете Земля. Все знания человека сосредоточены вокруг одного ключевого навыка.

Попов говорил, что вся наука эпохи сосредоточена вокруг ключевого навыка. Наука сама по себе, как явление, возникла как система знаний о приобретении ключевого навыка. То есть, ключевой навык является причиной возникновения и двигателем развития науки. В противном случае, наука никого не интересует. Когда мы сегодня читаем Аристотеля или Платона, мы задаемся вопросами: почему они написали именно так, зачем нам это всё нужно? Нам это все кажется не актуальным и неинтересным. Дело в том, что тогда ключевым навыком была риторика, умение говорить. Поэтому все было направлено на убеждение и доказывание своих мыслей народу. В то время, в том месте, где жили Аристотель, Платон, Гераклит, главным было ораторское мастерство. Поэтому у древних греков вы не найдете другого ключевого навыка, кроме ораторского мастерства. Наука всегда вырастала от ключевого навыка, от вопроса «быть или не быть?», «жить или не жить?». Поэтому когда мы говорим о причинах и необходимости исследования памяти, они замыкаются на навыки. Потому что обучение и приобретение навыков, это проблема памяти, а не проблема сознания.

Скорость обучения это вторая причина исследовать память. Кому-то на приобретение навыков потребуется месяц, а кому-то пять лет, — это напрямую связано с пониманием механизмов работы памяти. Академик Попов говорил, что необходимость в науке возникает в силу необходимости приобретения ключевого навыка, а всё остальное выстраивается от этого. Если мы посмотрим на историю науки, в том или ином виде, наука существовала всегда. Мы даже на скалах находим разного рода древние рисунки. Мы могли бы предположить, что это просто наглядное пособие. Обратите внимание, что мы видим на этих наскальных рисунках? Сцены охоты или сражений — по сути, мы видим ключевой навык того времени. Вы никогда не найдете в пещерах племен, например, формулы диффузии газа.

С другой стороны, фундаментальные теоретические выкладки тоже крайне нужны для кого-то. Задайтесь вопросом ключевого навыка, и вы сразу поймете, кому нужны эти учебники, научные труды и энциклопедии. Если это всё существует, значит это кому-то нужно. Если существует теоретическая наука, с массой теоретических выкладок на доске и на бумаге, значит, она кому-то была нужна. Это очень важно. Возьмем, к примеру, медицину. Возникновение медицины относят к периоду древнего Египта. Определить, кому она понадобилась в Египте и зачем, какой был ключевой навык, будет не просто. Почему? Потому что тогда было четкое разделение на правящий класс (фараонов) и на простолюдинов (в т.ч. рабов). У них разные ключевые навыки.

На этом этапе мы приходим следующему важному выводу: в каждой эпохе может быть не один ключевой навык, так как у разных сословий разный ключевой навык. Для кого же была предназначена медицина, становится очевидным — для фараонов, которые стремились к бессмертию и обожествлению себя. Тот, кто предложит фараону бессмертие, будет жить лучше всех. Именно это является причиной расцвета медицины в Египте, в тот период времени. Когда люди начинают делиться на сословия, у каждого сословия возникает свой ключевой навык, обеспечивающий выживание. У военных свой ключевой навык, в силу чего возникает военная наука. У крестьян свой ключевой навык, и своя наука. У правителей, соответственно, тоже свой ключевой навык, и он становится побуждающим фактором возникновения науки о власти. Каждая из наук будет развиваться вокруг определенного ключевого навыка эпохи.

Не случайно так прославился Макиавелли и его трактаты, в которых он писал о ключевом навыке эпохи:

«Все вооруженные пророки побеждали, а все безоружные гибли»

«Государь не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, ни другого дела, кроме войны, военных установлений и военной науки, ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого»

Никколо Макиавелли

 

Существует феномен, с которым вы будете сталкиваться в любой науке — феномен однобокости взгляда. Нам часто придется иметь дело с одним раструбом зрения определенного сословия людей, у которого стояла определенная задача. Это очень хорошо видно с начала XVIII века и до XX века, мы видим ту самую однобокость в исследовании памяти, вызванную требованиями того времени. Однако до этого, требования были совершенно иные. Поэтому были совершенно другие подходы и модели памяти. Вспомним хотя бы Театр Памяти Камилло и Джоржано Бруно. С XVII до XIX века мы видим преобладание эмпирического и экспериментального подхода к исследованию памяти. После XIX века наука о памяти все больше уходит в теоретизацию, нейрофизиологию и психологию. Отдельно в XIX—XX вв стоит выделить исследования К.Г. Юнга, З. Фрейда и Л.Сонди, которые рассматривали память, как бессознательное. Л. Сонди здесь удалось продвинуться дальше всех и создать тест, позволяющий исследовать блок памяти родового бессознательного. Отдельно стоит обратить внимание на сильную советскую школу. Чем она так примечательна? Здесь мы увидим такой подход, как «положено и не положено». Речь идет о том, что доступ к определенным уровням науки был положен тем, кто должен иметь этот ключевой навык по службе. А кто не должен иметь этот навык, им не положено это знать. Это направление для дальнейших размышлений. Советский период закончился, но этот подход, «положено — не положено», остался.

 

 

Давайте прогуляемся по мировой истории и посмотрим на ключевые навыки разных эпох.

Нулевой период.
Назовем его условно — первобытный строй. Какой ключевой навык был в этот период? Если человек не мог добыть себе пищу, он погибал. Добыча пропитания заключалась в способности охотиться и собирать.

Античный период.
В античном периоде уже возникают определенные сословия. Сословие правителей: их ключевой навык — безупречно говорить, ораторское мастерство. Второе сословие уходит в тень, это жрецы. Ключевой навык жрецов — предсказывать. Третье сословие, это воины. Они должны побеждать с оружием в руках, поэтому их ключевой навык — это умение владеть оружием. Четвертый класс людей занят сельским хозяйством, по сути, их ключевой навык это охота и земледелие. В этом периоде мы увидим такие науки, как риторика, ораторское мастерство, философия и некая тайная наука (мистика) жрецов.
Безусловно, были в этот период и войны, но до наших дней не дошли документы о военной науке того времени. Наука правителей до нас дошла, а наука жрецов и наука о том, как выигрывать войны, не дошли. Единственное, что до нас дошло, это описание Олимпийских игр и гладиаторов.

Средние века и Ренессанс.
Европа, объединенная Карлом Великим, состояла из трех сословий: дворянство, рыцарство и простолюдины. Такое классовое разделение сохранялось до эпохи Ренессанса и вплоть до буржуазных революций. У рыцарства ключевым навыком было умение фехтовать. У простолюдинов — земледелие. Дворянство на тот момент времени тоже, как вы помните, интересовало искусство войны и они прекрасно владели оружием.
Чему посвящено подавляющее большинство написанных книг и трактатов в этот период? Вся наука этого периода построена вокруг фехтования. В Европе написано огромное количество книг о фехтовании, чего мы не видим в области земледелия. Мы приходим к следующему выводу: наука была элементом только правящего класса, для простолюдинов никакой науки не было.

Теперь возникает вопрос, какое это имеет отношение к памяти? Механизмы вырабатывания ключевого навыка в разные периоды, описывают нам механизмы построения памяти. Ключевые навыки описывают нам всю память. Вы помните то, что вам нужно, и не помните то, что вам не нужно. На основе исторических документов о ключевом навыке, можно увидеть, как строилась память дворянина, воина или правителя.

«Документы о ключевом навыке эпохи являются бесспорным исследовательским доказательством о построении памяти людей того периода». Олег Мальцев

Обратите внимание на важный момент, что ключевой навык обосновывает необходимость наук. Достаточно прочитать книги тех веков, чтобы понять, какой ключевой навык был в это время. Академик Олег Мальцев подчеркивает: «Если понятны ключевые навыки, значит, понятны и механизмы их приобретения. А если понятны механизмы приобретения, сразу понятно, как строится память. Они ведь что-то использовали, чтобы построить эти навыки, и великолепно справлялись. А значит, умели эксплуатировать память, а значит, знали, что такое память. Не бывает так, что в Европе написано столько книг по фехтованию, все эти навыки тренируют, и никто не знает, как эти навыки приобретаются. Все прекрасно знают, что эти навыки не только приобретаются, но и используются, чтобы жить хорошо. Для приобретения навыков что-то используется, а если мы знаем что используется, значит, мы можем четко сделать выводы относительно памяти, как системы».
Посмотрите, какое количество книг по фехтованию в Мадридской библиотеке, в библиотеке Гейдельберга и других древнейших библиотеках Европы. Вспомните, Европа того периода это постоянная война на уровне королевств, отдельных земель и просто разбоя на дорогах. Продолжительность и качество жизни зависело только от умения фехтовать. Потому что, законов изначально никаких нет, но когда они появляются, то устанавливает их правящий класс, а не простолюдины. Бласко Флорио в своем трактате по фехтованию прямо написал: как только появлялись люди, которые хотели быть и иметь, сразу появлялись люди, которые им мешали. Ключевой навык обеспечивает хорошую жизнь. Кто хорошо фехтовал — жил хорошо, кто плохо фехтовал — жил плохо и не долго. «Кто сильнее, тот и прав», — такова была эпоха.

Жерар Тибо «Академия меча», 1628г.

 

 

Период буржуазных революций.
После буржуазных революций в Европе возникло новое сословие, с которым прошлось считаться — это бизнесмены. Они открывают производства, занимаются торговлей и претендуют на главную роль в обществе. Но, когда вокруг ходят люди с оружием, крайне сложно заниматься бизнесом и устанавливать свои правила. Зачем что-то покупать, если можно отобрать силой оружия. Поэтому всем был навязан новый ключевой навык — зарабатывать деньги. В Европе сказали: «Долой оружие! Больше нельзя отбирать, теперь все нужно покупать».
Произошло это не за один день, как мы помним, дворянство очень долго сопротивлялось и сохраняло за собой право ношения оружия. В этот период два ключевых навыка существуют параллельно: умение фехтовать и зарабатывать деньги. Носить оружие теперь можно было только тем, кому положено по службе. В итоге, остается только один ключевой навык — зарабатывать деньги.

Индустриальная эпоха.
Вся последующая наука была направлена на ключевой навык зарабатывания денег. Хорошо живет только тот, кто умеет зарабатывать деньги, а все остальные его подчиненные. Вся наука была направлена на производство станков, фабрик, заводов, развитие производства, торговли и т.д. Все остальные навыки были сопутствующие и определяли лишь полезность человека для производства. Обратите внимание, ключевым навыком является не самостоятельно зарабатывать деньги, а за счет кого-то, за счет наемных рабочих.

В 1917 году мир делится на две части: социалистическую и капиталистическую. В капиталистическом мире остается ключевой навык зарабатывать деньги, а в социалистическом возникает другой навык — справляться с приказами руководства. В Советском союзе страшно было подумать, что приказ может быть не выполнен. Поэтому очень быстро руководство страны понимает, что вся наука должна быть направлена на приобретение навыков, чтобы какую задачу не поставили, человек бы с ней справился. В силу этого возникают закрытые научно-исследовательские институты и прикладная наука, которая обеспечивает многофункциональность и результативность. Вся наука, безусловно, была разделена на уровни доступа. Каждый знал весь объем того, что ему положено по его задачам. В то время быстро поняли, что ставить людям задачи, без наличия у них навыков, просто бесполезно. А цена ошибки военного или разведчика слишком велика. Поэтому вся наука была направлена на то, чтобы у человека был ключевой навык, который ему необходим под его задачи. При социализме зарабатывать деньги не являлось ключевым навыком, там люди получали зарплату, главное было выполнить задачу и остаться в живых. Наука должна была обеспечить многофункциональность человека. В капиталистическом обществе совсем наоборот, здесь наука идет путем узкой специализации человека. Поэтому советские специалисты так ценились за западе. Американский специалист очень узко специализирован, он например, оператор компьютера и все. В американском капиталистическом обществе было достаточно одного навыка, чтобы выжить. Хочешь повышение по службе — иди в университет, там дадут еще один навык.

Постсоветский период.
В 90-е годы, после распада СССР, возникают независимые государства и ключевым навыком снова становится навык зарабатывать деньги. Но этот период длился не долго. Сегодня уже другой навык является ключевым для большинства людей.

 

Как выглядит ключевой навык сегодня? Что обеспечивает выживание миллионов людей, которые каждое утро просыпаются и идут что-то делать? В XXI веке определить ключевой навык не так просто, как в средние века. Сегодня не требуется результативность, многофункциональность, навык зарабатывать деньги или фехтовать, без этого можно выжить. Олег Мальцев отметил, что на постсоветском пространстве этот навык хорошо завуалирован и спрятан. Ключевой навык сегодня — это умение устраиваться на работу. Кто-то считает, что достаточно выйти замуж, чтобы обеспечить свое существование. Но это равно устройству на работу, просто в другой форме, ведь вы за счет этого пытаетесь обеспечить свое выживание. Устроился на работу — есть деньги на жизнь. Остальные навыки второстепенные. Поэтому все пытаются устроиться, а точнее, пристроиться, в престижную крупную компанию. Так обстоят дела сегодня в европейских странах, — главное куда-то устроиться или получать соцпособие. В США главное уметь зарабатывать деньги, с деньгами вы там человек, а без денег никто.

Люди устраиваются на работу, пока их не выгонят. Если выгнали, снова идут устраиваться на работу, отрабатывая ключевой навык. Поэтому вся наука направляется на то, чтобы научить человека устраиваться на работу, попадать в какую-то организацию. При этом, есть второе направление науки, для работодателей, чтобы не давать вам устроиться на работу. Потому что у руководителей другой ключевой навык — не брать вас на работу или увольнять. Поэтому создаются разные методы профотбора, тестирования, оценки персонала, требования, и прочее, чтобы не дать вам обмануть работодателя и устроится на работу. Работодатели считают, что нельзя учить людей, надо брать готовых. Американцы считают, что нужно найти людей, которые уже все знают и будут работать за вас. По сути, все тренинги и курсы предназначены, чтобы одни устроились на работу, а другие создавали полосу препятствий первым.

Современная наука никого не обучает, потому что никто не работает с памятью так, как это делал академии Попов, у которого любой человек после подготовки справлялся с поставленной задачей. Если бы сегодня действительно умели обучать, то было бы все равно, кого брать на работу. Но мы видим, что кого угодно не берут, ищут «готового» специалиста, потому что не знают как обучить. Университет тоже не обязан вас научить, он обязан выдать вам диплом.

Как мы видим, ключевой навык позволяет нам исследовать память и целые эпохи. Мы берем книги разных эпох и видим, что все они о ключевых навыках, тех или иных сословий.

Здесь возникает еще один интересный вопрос: кому был нужен европейский мистицизм? Как уже говорилось ранее, у жрецов ключевым был навык прогнозировать. Кто плохо прогнозировал, с тем быстро разбирались. Немало книг было написано о европейском мистицизме. О каком навыке идет речь, в чем смысл европейского мистицизма? Никто не может ответить. Все читают алхимию, каббалу, мемориальную магию, и т.д. О каком ключевом навыке там идет речь? Ведь если есть книги, значит, был ключевой навык. И кстати, откуда вообще появляется европейский мистицизм? Для того, чтобы это понять, нужно обратить внимание на доминирующую религию в Европе — христианство. Речь об абсолютно бесполезной субстанции, с точки зрения обеспечения выживания. Было написано множество книг, но они никак не позволяли выжить. Поэтому возникает европейский мистицизм, который давал возможность жить. Христианство это теоретическая религия, а не практическая. В силу этого возникает «вторая религия», практическая. На тему своей религии академиком Олегом Мальцевым проведено отдельное исследование, с которым вы можете познакомиться в серии документальных фильмов «Своя религия» и «Своя религия. Акт 2».

Обратите внимание, за что ведется борьба во все века — за власть. Ответ напрашивается сам собой, европейский мистицизм — это наука о власти. О том, как завоевывается и удерживается власть. Ключевой навык науки европейского мистицизма — управлять. Это наука правящего сословия. Но наука эта была тайнознанием. Следовательно, речь идет о тайной власти, о криминальной! Так возникла европейская криминальная традиция, имеющая истоки в европейском рыцарстве, с которой пытались бороться. У европейской криминальной традиции ключевой навык — тайная власть. И эта власть сильнее явной, именно тайная власть определяла, кто будет явной властью в Европе. Возникает две системы, для избранных и остальных. Так возникает новое сословие — криминал. У них свой ключевой навык — организовывать тайную власть.

Науку о явной власти создает Макиавелли, которого мы не случайно упоминали выше. А науку о тайной власти создает европейский мистицизм. Так возникает криминальная власть, в пику той власти, которая устанавливается в европейских государствах. Если вам интересно, сохранилась ли эта тайная власть до сегодняшних дней и как она выглядит, можете познакомиться с исследованиями Олега Мальцева итальянской криминальной традиции (Мафии, Каморры и Ндрангеты). Начните с книги «Обманчивая тишина» и вы увидите, что Ндрангета существует уже несколько веков и на сегодняшний день, остается самой богатой и могущественной организацией. Мафия покорила Америку и с ней ничего не смогли сделать. Также никуда не исчезла и русская криминальная традиция. Они продолжают существовать, в том или ином виде, изменяясь с ходом истории. В криминальной традиции тоже существует понятие ключевого навыка. На работу им устраиваться не нужно, в этой среде есть понятие ремесла: кто-то кошельки умеет вытаскивать, кто-то дома грабить, кто-то в карты обыгрывать и другие криминальные «профессии». Обратите внимание, в криминальной традиции нельзя просто назваться и всех обмануть, нужно уметь это делать.

Подведем итог вышесказанному, и сделаем вывод. В результате проведенного исследования становится абсолютно очевидно, что вся история человечества, всех ее сословий, все науки на протяжении веков развиваются вокруг ключевого навыка эпохи. Внешняя среда диктует ключевой навык, и если человек не научится обучать себя этому навыку, он всю жизнь будет зависеть от кого-то и бороться за выживание. Ключевой навык это крайне важное доказательство при исследованиях. А книги, написанные о ключевом навыке, дают нам ответ на вопрос, как устроена память. Потому что те, кто когда-то написали эти книги, чтобы люди приобрели ключевой навык, знали как устроена память. Иначе, никто не смог бы приобрести ключевой навык эпохи. Попов говорил, что всегда есть ключевое требование среды к человеку, хочет он того или нет. Но можно научиться работать с памятью и быстро приобретать нужный навык.

 

Связаться с экспертом